Человек труда и его достоинство

Сразу скажу, что за лотком я не стою, средства к существованию зарабатываю на Крайнем Севере (вахтовик), но почему-то меня «пробирает дрожь, когда я вижу узаконенное хамство». С такой позицией как у Самохлебова, людей сейчас довольно много. В основном это те, которым за пятьдесят. Они почему-то возомнили, что правильно думают, правильно живут и всё это обязательно к исполнению остальным гражданам. Внешне их позиция выглядит довольно справедливо и привлекательно, но, так ли это, если посмотреть на проблему шире глубже.
Самохлебов в письме «Спекулянтов надо называть спекулянтами» призывает журналистов поднять тему: «Человек труда и его достоинство, его слава и гордость». А задумывался ли он над тем, что все эти понятия плюс доски почёта, похвальные грамоты, трудовые ордена и медали – в недавнем прошлом лишь активные помощники тоталитарному руководству в эксплуатации человека труда, т. е. недоплате заработанных денег. Американскому рабочему выплачивают 70 процентов от стоимости производимого продукта, а нашему платили менее 20, за исключением в районах Крайнего Севера.
Возникает вопрос: куда девались деньги, недоплаченные «человеку труда»? Ну, прежде всего, на нашем производстве на шесть человек труда приходился один следящий за их рабочей совестью, гордостью и т. д. Такой концентрации надсмотрщиков вы не встретите нигде в мире!
Наша пропаганда запугивала американским империализмом, и человек труда тащил на своем горбу пятимиллионную армию. Одних только танков было 75 тысяч – больше чем в остальном мире вместе взятом. Гонка вооружений позволяла неоднократно уничтожать всё живое на Земле и, тем не менее, не сбавляя оборотов, продолжала наматывать свои бессмысленные витки. Как иронично заметил академик Арбатов: «И зачем американцам нас завоёвывать? Для того, чтобы решать наши экономические проблемы?..» Цивилизованные страны давно уже отказались от силы оружия и в своей «экспансии» предпочитают экономику, как, например, Япония, у которой практически нет армии.
Потом у нас было много друзей за рубежом, дружба с которыми только и держалась на той «халяве», которую мы им предоставляли. Одна только Куба ежегодно получала по пять миллиардов долларов безвозмездно. В бывшем Союзе в торговле с республиками Россия имела 70 миллиардов рублей отрицательного сальдо. Иначе говоря, дарила их и фактически была колонией республик. Многие жили за наш счёт, особенно Прибалтика и Закавказье. Кавказские ребята привычно смотрелись на всех базарах бывшего СССР. При этом их не мучило ни отсутствие рабочей гордости и достоинства, ни мысль о том, как досрочно закончить очередную пятилетку, не смущало «мордоворотство», не грызла совесть за то, что они бесплатно пользуются социалистическими благами: по-настоящему бесплатно лечились и учились, потому как за их индивидуальную базарную деятельность, которой они отдавали основную часть своего рабочего времени, никто налогов не брал. А власти смотрели сквозь пальцы на это не узаконенное в то время хамство. Сейчас беженцы с Кавказа отгрохивают у нас такие особняки, которые своими вторыми и более этажами как бы усмехаются над копошащимися где-то внизу нашими лачугами, в стенах которых, в рамке под стеклом можно встретить похвальные грамоты типа «Победителю соцсоревнования». А вьетнамцы, которых привезли сюда за славой и гордостью «человека труда», поголовно ударились в «мордоворотство».
Ну. А что же оставалось «человеку труда», воспевание которого волнует Самохлебова? Средняя зарплата «человека труда» составляла 150 рублей в месяц, две трети которой относилось на базар, ибо в магазинах госторговли длина очередей не всегда позволяла взять то, что изредка «выбрасывалось» с «барского стола». На отечественную одежду, и особенно обувь, невозможно было смотреть, а не то, что носить. А импортную, которую настойчиво требовали подрастающие акселераты, «человек труда» мог достать только по знакомству, с переплатой, предварительно не один месяц откладывая базарную «сдачу». А считал ли Самохлебов, сколько жизней требовалось «человеку труда» для того, чтобы приобрести «Жигули» стоимостью в 7-8 тысяч рублей? На Севере человеку при нормальном заработке и жесткой экономии требовалось собирать деньги минимум два года, чтобы купить автомобиль по госцене, а на базаре цены на него были в полтора раза выше.
Спору нет: больно смотреть репортажи о бытовых условиях офицерских семей, выводимых из-за границы воинских частей. А вот о «человеке труда» (особенно в крупных городах) 20 лет простоявшем в очереди на жильё, я что-то репортажей не припомню. Видимо средствам массовой информации было неинтересно рассказывать о норме жизни. Благодаря таким очередям, «человек труда» попадал в крепостную зависимость, которая позволяла администрации предприятия попирать его законные права (заставлять работать в выходные дни, в неурочное время и т.д.).
Подобных примеров можно приводить массу. Но не потому ли кавказцы считают, что мы просто не умеем жить, украинцы, когда отделялись, заявили, что «москали» лодыри и пьяницы, а прибалты нас вообще за людей не считают. Дальнее зарубежье, хоть нас и боялось, называло страной дураков. А что прикажете думать о людях, у которых нищета – не вынужденное обстоятельствами состояние, а… убеждение?!
Разумеется, я «воспел» не все «достоинства» участи «человека труда». И стоит ли удивляться после всего сказанного тому, что молодёжь не идёт на производство, где платят в тысячу раз меньше чем среднеоплачиваемому американцу. И пока на производстве не начнут достоинство «человека труда» вознаграждать достойной оплатой, а не вымпелами и похвальными грамотами, проблема с кадрами будет. Мне кажется «мордоворотство» помогает её решить, поскольку является альтернативным гарантом трудоустройства.
«Мордовороты» же будут раздражать Самохлебова до тех пор, пока их занятие не перестанет быть выгодным, и уж, во всяком случае, «пожарными» методами его не искоренить.
«Донские Огни» 12 октября 1993года.
P.S. С позиций сегодняшнего дня я не совсем согласен в этой статье, которую написал по предложению знакомого корреспондента. Особенно со словами академика Арбатова. Разумеется, пришли бы американцы, и не для того, чтобы решать наши экономические проблемы, а исключительно свои. Одни только слова гос. Секретаря М. Олбрайт говорят о многом: «Богатства Сибири несправедливо принадлежат одной только России». Такие вот, как академик Арбатов, и развесили нам уши в перестроечные времена, для лапши, которую искусно готовили на Западе. Ну, а поставленной цели статья всё-таки достигла: тот, ради которого она была написана, больше никого не беспокоил. А до этого даже прилавки «мордоворотские» поджигал.
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика Счетчик тИЦ и PR