Детский вариант крестового похода

Для Западной Европы разгром Константинополя во время Четвертого крестового похода принес такое разочарование и горький осадок, что создалось настроение говорить о провале всей борьбы за Святую землю. Вместо освобождения Иерусалима  от мусульман католическое войско по наущению венецианцев напало на Византию, которая являлась для них главным торговым соперником в Восточном Средиземноморье, страну христианскую, хоть и православную. В 1204 г. Четвертый крестовый поход завершился осадой, кровопролитным штурмом, варварским разграблением её величественной столицы Константинополя. Это представлялось полным провалом для многих католиков тех высоких духовных целей, заявленных папой Урбаном II в 1095г. на Клермонтском соборе, который вдохновил свою паству принести обет креста и взяться за оружие во имя Сына Божия. Но, как ни странно, эстафету борьбы с неверными подхватили дети. И, к сожалению, организованный ими в 1212 г. «крестовый поход» только снова показал католикам, что их душа ничуть не чище мусульман, против которых они воюют.
Этот поход начался неожиданно. В аббатстве Сен-Дени под Парижем французскому королю Филиппу Августу привели подпаска Стефана из деревушки Клуа на реке Луре. Приведенный 12-летний мальчик протянул королю  письмо, заявляя при этом, что написал его Сам Иисус Христос, который в образе бедного пилигрима явился ему на пастбище. Помимо письма, Иисус якобы велел отроку отправляться в крестовый поход, во время которого проповедовать слово Божье. Но король не страдал чрезмерным доверием, а потому, следуя логике, велел подростку возвращаться домой и слушаться родителей. Но поведение Стефана было как у одержимого. С воспаленным жаром, прямо у ворот аббатства, начал он призывать к освобождению Иерусалима, что вокруг него вскоре собралось множество экзальтированных сверстников. Подпасок  убеждал, что Сам Христос обещал раздвинуть перед безгрешными детьми воды моря, чтобы они смогли беспрепятственно попасть на Святую землю. Его выступление было так убедительно, что заинтересовало даже взрослых.
Проповедуя таким образом, Стефан отправился по стране, по пути обрастая все большим количеством юных последователей. Кто постарше и поречистее становились у него апостолами и агитировали в тех местах, где Стефан не мог бывать лично. Призывали всех желающих освобождать Иерусалим собраться в Вандоме под Парижем к концу месяца. Огромное количество детей скопилось на рыночной площади этого городка в июне 1212г.Вызывает сомнение утверждение современников о том, что детей собралось 30 тыс, — скорее всего, втрое меньше. Но как бы там ни было Вандом оказался слишком тесным, и будущие крестоносцы вынуждены были разбить лагерь на пригородном поле. В этой пестрой компании преобладала, разумеется, крестьянская детвора, но оказались среди них на породистых лошадях и отпрыски благородных семейств. Кроме составлявших большинство мальчиков, в поход рвалось также много девочек. К детскому войску помимо нескольких  монахов присоединились еще и, как ни странно, проститутки. Эта армия в назначенный срок двинулась на юг. Шли отдельными отрядами и во главе каждого несли орифламму – королевское знамя Франции. Большинство передвигалось, разумеется, пешком, но сам Стефан, которого уже считали святым ( пряди волос с его головы ценились как чудотворные реликвии), ехал в ярко раскрашенном экипаже под балдахином, который защищал его от солнца, в окружении кортежа из благородных всадников. Первым пунктом их маршрута был Марсель, крупный порт, в котором лидер этой затеи обещал чудо с расступающимися морскими водами.
Путь выдался нелегким, в обстановке страшной жары из-за которой многие дети падали на обочину полумертвые от усталости и жажды. Однако большинство собравшихся в Вандоме достигло Марселя, в котором все взоры устремились к синим водам Средиземного моря, а после к самому Стефану. Но обещанного чуда не произошло, что вызвало разочарование, которому не было предела. Некоторые из возмущенных гневно объявили  Стефана  обманщиком, что дало им повод для благоразумного решения: отправиться по домам, но основная масса осталась ждать, когда воды, наконец, расступятся. Но через несколько дней на помощь детским фантазиям пришел взрослый реализм в лице двух марсельских купцов с весьма сомнительными для реальных именами:  Гийом Свинья и Гуго Железо, которые предложили доставить легкомысленных крестоносцев в Святую землю на своих кораблях – совершенно бесплатно. И, судя по всему, Стефан сумел убедить своих последователей в том, что это и есть обещанное чудо, которое заставило их погрузиться. На семи кораблях эта армия отправилась в море, и почти 18 лет о ней ничего не было известно.
Но за это время рассказы о чудесных видениях Стефана достигли берегов Рейна и нашли там 18-летнего Николаса из Триера, которого вдохновили на аналогичную проповедь у Гробницы трех волхвов в Кёльне. По словам Николаса, Господь не давал взрослым отвоевать Иерусалим, а потому  подсказывал, что сделать это должны были дети. Из уст Николаса повторялось пророчество Стефана насчет расступившихся морских вод, но в целом он был более прагматичен. В отличие от французского пастушка, обещавшего своим последователям помощь ангельской армии с огненными мечами, немецкий юноша в своих проповедях не увлекался творением апокалипсической картины гибели мира, а больше призывал к необходимости обращения мусульман в истинную веру. Но ни смотря ни на что, события развивались практически по прежнему сценарию. В Кёльн со всей Рейнской земли прибывали тысячи детей, которые направились на юг к морю – в Италию. Количество юных крестоносцев было так велико, что пришлось им разделиться на две армии: одна с Николасом, преодолев Альпы в Западной Швейцарии, прибыла в Геную, а маршрут второй пролегал восточнее, через перевал Сен-Готард, в Анкону на Адриатическом побережье. Поначалу, приветствовавшие энтузиазм немецких детей итальянцы, стали тяготиться таким наплывом нищих. В Генуе, перед армией Николаса, разумеется, море не расступилось, и тогда он приказал ей идти на юг – в порт Бриндизи. По прибытию небольшой отряд  детей действительно погрузился на корабли, отправившиеся в Святую землю, но подавляющему большинству надоели скитания и оно вернулось в Германию, но домой добрались немногие. И для второй армии результат оказался аналогичным: море в Анконе было точно таким же неуступчивым, как в Марселе и Генуе.
В результате, в обоих случаях, Детский крестовый поход для большинства участников завершился бесславно и трагически. Когда жалкие остатки немецких крестоносцев весной 1213 г. вернулись на Рейн и тысячи родителей узнали о печальной судьбе их чад, на голову Николаса посыпались проклятия. Ему самому отомстить было невозможно, поэтому повесили его отца. Но история на этом не закончилась.  Во Францию в 1230 г. из стран Востока прибыл некий священник. Он поведал о том, как в молодости со Стефаном дошел до Марселя и оттуда отплыл вместе с другими детьми на одном из кораблей, предложенными сомнительными купцами. Их флотилия в море встретилась с сарацинскими галерами из Африки, после чего капитаны продали всех пассажиров работорговцам-мусульманам. Дети оказались в Алжире на невольничьем рынке. Большинство из них продали местным жителям в рабство, некоторых отвезли в Египет и даже Багдад, где были выше цены на белых невольников. По свидетельству священника, всего сумели пережить тяготы пути порядка 700 детей, а остальные стали рабами в мусульманских странах. А самого священника судьба забросила  в Египет, где он был продан, но сумел оттуда бежать, чтобы рассказать европейцам о трагическом конце Детского крестового похода.




Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика Счетчик тИЦ и PR