История с комсомольским билетом.

              История с комсомольским билетом.

Современный кинематограф, изображая тему Великой Отечественной войны, часто, на мой взгляд, увлекается подачей жестокости следователей НКВД ведущих допрос вышедших из окружения бойцов и командиров Красной армии.

Эти сцены вызывают одновременно  чувство сострадания к жертвам кровавых допросов и возмущение несправедливостью и зверством ведущих допрос следователей, на которых невольно смотришь, как на врагов, не имеющих отношения к нашей армии и стране. Но, разумеется, все это правда, но не полная. И, чтобы пополнить эту явно перекошенную тему, я хочу рассказать одну историю, которую рассказал непосредственный участник событий осени 1941 года Дмитрий Матвеевич Гончаров, прах которого ныне покоится на усть-донецком кладбище.

Уроженец Тацинского района, хуторской парень, Дмитрий Матвеевич был призван на службу в Красную Армию в 1939 году. Вскоре его направили на войну с Финляндией, на которую он просто не успел. В 41-м стал готовиться на демобилизацию и даже приготовил для этого фуражку, которая была самым примечательным элементом в тогдашней, в целом невзрачной, без погон, форме, но неожиданно нагрянувшая Великая Отечественная война еще увеличила срок службы.

Несмотря на самоуверенные заявления Наркома обороны К. Е. Ворошилова: «Воевать будем только на чужой территории!», война началась с того, что страна стала стремительно терять свою территорию. Но стоит заметить, что когда Ворошилов это заявлял в 39 году, то основания для такого оптимизма в то время были, поскольку промышленность обеспечивала Красную Армию всем необходимым и она достойно выглядела по сравнению с другими армиями мира, что подтверждалось разгромом японцев на Халхин  Голе. Да и Гитлер в то время высказывался: «Россия слишком большой кусок —  им можно подавиться», потому что Красная Армия тогда была слишком опасна для Вермахта.

Но к июню 1941 года военно-политическая ситуация радикально изменилась в пользу Германии, которая смогла создать самую сильную армию в Европе. Этому поспособствовала предательская политика и трусливая нерешительность руководства Англии и Франции, позволивших Гитлеру, дипломатическим и военным путем,  подчинить почти всю экономику Европы и одни только чехословацкие заводы «SKODA» позволяли увеличить производство танков сразу на тридцать процентов! И таким образом, 22 июня 1941 года СССР предстояло воевать фактически с эквивалентом нынешнего Евросоюза, а на выравнивание соотношения с которым, просто не хватало времени.

Имея полное преимущество, особенно в воздухе, немецкая армия стремительно продвигалась вглубь страны, создавая на своем пути один за другим «котлы», поглощавшие сотни тысяч бойцов и командиров кадровых частей Красной Армии. И в одном из таких «котлов», под Вязьмой, оказался Дмитрий Матвеевич.

Оказавшись в окружении, в составе случайно образовавшейся группы красноармейцев, с минометной плитой на спине, он пробирался по лесам и болотам с надеждой выйти к своим.

Среди спутников царили уныние и панические настроения. Командиры и политработники вместе с формой сжигали партбилеты и прочие документы, переодеваясь после этого в рядовых бойцов, на случай плена. Но Дмитрий Матвеевич почему-то не «догадался» избавиться от своего комсомольского билета, бережно сохранив его при себе.

И вот наступил момент, который прервал их совместное путешествие, о котором он рассказывает: «Стоим мы в лесу. И тут подъезжает машина и в черных шинелях с автоматами, кричат по-русски: «Стой!». А я был молодой, при здоровье и, сбросив плиту, как дал километров пять – без оглядки!»

Через некоторое время (подробности не помню) он вышел к своим, где предъявил комсомольский билет. Его зачислили в ближайшую часть, поставили на довольствие и он продолжил дальнейшую службу.

И далее он рассказывает: «Нахожусь я в карауле. Меня увидел и подзывает политрук: «Гончаров». Я подошел, и он вручает мне ба-льшой кулек каньхвет и поблагодарил за то, что я сохранил комсомольский билет».

Дмитрий Матвеевич прошел всю войну фронтовым шофером, бывал под бомбежками и ни одной царапины. Демобилизовался с «Курилов», где поучаствовал в войне с Японией.

Из боевых наград была только медаль «За боевые заслуги», но зато, кроме медали «За победу над Германией» у него еще была «За победу над Японией». Но, а за главный подвиг он был награжден только «ба-льшим кульком каньхвет», да и то по партийной линии. Хотя по-настоящему рисковал жизнью, поскольку окажись он в лапах «черных шинелей», то за комсомольский билет его сразу бы расстреляли, потому что коммунисты после истории с поджогом Рейхстага стали идейными  врагами фашистов и подлежали после взятия в плен, как и комсомольцы, расстрелу.

У Дмитрия Матвеевича было всего 5 классов образования, поэтому он часто говорил: «Я малограмотный».  Поэтому никогда не критиковал начальников и правительство, считая, что «это не моего ума дело», а предпочитал, молча делать только то, что ему положено. Вот и тогда в лесу он сделал то, что ему было положено.

А вот, если бы тогда, в лесу он поступил бы так же «предусмотрительно», как  «грамотные» политруки и командиры, избавившись от комсомольского билета? То тогда с ним произошло то, что демонстрирует современный кинематограф. И когда я вижу такое, то невольно вспоминаю Дмитрия Матвеевича Гончарова и комсомольский билет, который с ним прошел всю войну (лично мне, довелось его видеть), то вырисовывается более точная картина о тех временах, чем кровавые спецэффекты кинематографистов.

Страна в то время оказалась на краю гибели, но не стала уподобляться покорно сдавшейся «цивилизованной» Европе, а решила до конца воевать с более сильным соперником. Ведь сам факт нападения Германии говорит за то, что она была сильней, потому что только сильный может позволить себе нападать на слабого, а не наоборот. Поэтому сопротивление было отчаянным, как у тяжело раненного зверя, цепляющегося за последнюю возможность. Соответственно и требования к «особистам» были самые жесткие, когда они разбирались с теми, кто выходил из окружения, среди которых были и завербованные «Абвером» для диверсионной работы в тылу. Поэтому, если кто-то приходил без документов, то уже за это можно легко обвинить в паникерстве и подготовке к сдаче в плен. А вот комсомольский билет, сохраненный Дмитрием Матвеевичем, был гарантией, что в плен он не попадал и не готовился для этого, а нахождение в окружении не было его виной. Поэтому можно считать, что для него подлинным Ангелом Хранителем оказался комсомольский билет, который он сохранил до конца дней своих.

Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.

Google PageRank и стоимость сайта - Paraclete2.ru Яндекс.Метрика