Колумб на мели

Звали нашего героя Виктором. Жил он в небольшом городе, но достаточном для того, чтобы по улицам его сновали трамваи и троллейбусы, а на перекрёстках мигали светофоры. Ему едва перевалило за тридцать. В анкетах писал: «женат, двое детей». С женой жил хорошо, во всяком случае «сором из избы» похвастаться не мог никто. Работу Виктор любил, потребности его не выходили за рамки разумного – так что добропорядочность давалась ему естественно, без актёрских потуг.
Виктор был мастером на ремонтном заводе. В соседнем цехе того же завода работала та… с которой ему сегодня предстояла тайная встреча. Первые годы семейной жизни Виктор «других» женщин просто не замечал. Постепенно его отношения стали принимать более деловой характер, многое в их отношениях становилось привычным, будничным. Как-то сами собой глаза стали задерживаться на других «объектах». Да и согласитесь, какие моральные шоры удержат глаза, если в них отразятся удачная геометрия фигуры, в одежде, подчёркивающей её достоинства, лицо таящее волнующую загадку!
Примерно такой была та, что ждала его сегодня. Звали её Леной. Она ещё не достигла тридцатилетнего рубежа, замужем, сын – первоклассник. Муж работал инженером на соседнем предприятии. Толковый специалист, довольно начитанный, он любил и умел вставлять в разговор изречения древних и современных мудрецов. Но такая заявка на интеллигентность не мешала ему быть в коротких отношениях с «зелёным змием», что, естественно, усложняло семейную жизнь. К тому же упомянутый змий постоянно играл роль шлагбаума на пути продвижения по службе.
Виктором она увлеклась всерьёз, в нём чувствовалась основательность, надёжность, которых как раз не хватало мужу. Однако их взаимная симпатия так и осталась бы на уровне взглядов и улыбок, не подтолкни дело сам незадачливый любитель крылатых выражений. Возвратившись домой под утро, после очередного загула, на закономерный вопрос жены – «где тебя носило?» — он изрёк: «Против супружеской неверности, как против смерти, нет никаких средств!».
— Ничего, у палки два конца, — ответила Лена афоризмом попроще.
Через несколько дней она хоть и не без колебаний ответила согласием на предложение Виктора встретиться.
У Виктора дальше взглядов дело вряд ли пошло бы, если бы не традиционные «мужские» разговоры о любовных стрессах в тени курортных пальм. О командировочных романах, в которых даже не вооружённое ухо улавливало звон фанфар.
Но главным «стрелочником» в этом деле стал Алексей – школьный друг Виктора. Заводила и острослов – он нравился женщинам и умел этим пользоваться.
— Слушай, Вить, тебе не набила оскомину за столько лет одна и та же? И вообще, не слишком ли стерильный образ жизни ты ведёшь? – в одном из диалогов на щекотливую «женскую» тему спросил Алексей.
— Чистота – залог здоровья,- улыбаясь, парировал Виктор.
— Всё правильно. Как в школе учили! А не тесновато ли, дорогой, в рамках правил? Ведь в природе человеческой заложено стремление к новому, неизведанному, — рассуждал Алексей. – А каждая женщина – это как неоткрытая Америка. Подумай, каково ощущать себя Колумбом!
Бряцать железом логики Алексей умел. Слабые возражения Виктора на мотив: «верность – это хорошо, а измена плохо», скоро утонули в потоке его неистового красноречия.
— Так что смотри, Витёк, растранжиришь ты себя на одно и то же меню. А блюдо, между прочим, имеет свойство стынуть. Успеешь ещё верным побыть: придёт время сама физиология заставит.
И вот после работы на своих «Жигулях» Виктор ехал на встречу с Леной. Она подсела к нему в условном месте возле «Детского мира» и Виктор повёл «жигулёнок» на окраину, где у него имелся солидной постройки гараж. Дорогой почти не разговаривали, поскольку обоих охватило волнение. И вот они возле гаражного городка. Виктор гостеприимно распахнул железную дверь с хитроумным замком. В гараже – идеальная чистота и порядок: верстак, шкафчики для инструмента и даже диван, вытесненный из квартиры новым гарнитуром. «Эшафот верности», — глядя на диван мысленно усмехнулся Виктор.
— Как у тебя здесь хорошо, — похвалила.
— Стараемся, — с наигранной бодростью ответил Виктор.
А между тем волнение его усиливалось. Пора было переходить к решительным действиям, но вместо этого он с озабоченным видом принялся копаться в каких-то деталях, будто только ради этого и приехал. Лена в свою очередь занялась достопримечательностями гаража, справедливо полагая, что инициатива – дело мужчины. Время шло, дистанция между ними не сокращалась.
— Слушай, Лен, давай выпьем,- обрадовавшись спасительной «свежей» мысли спросил Виктор.
— Давай! – тоже обрадовавшись, согласилась она, хотя в общем-то не любила спиртное.
Он достал из шкафчика водку и шпроты, приготовленные на случай обмена на запчасти.
— Я водку не пью. Мне нельзя, — заявила Лена.
— А один я не буду, — упавшим голосом ответил Виктор.
Оба прекрасно понимали, что лёд неловкости, в который вмёрзло судно их любовного флирта, без горячительных напитков не растопить.
— Я только сухое вино пью, — помолчав, добавила Лена.
— Я сейчас, — бросил Виктор, исчезая в проёме дверей. Уже садясь в машину, он заметил в ряду закрытых ворот гаражей, одни открытые.
— Чёрт! Технолог с нашего завода. А вдруг его принесёт за чем-нибудь ко мне в гараж?
Виктор вернулся.
— Слушай, Лена, я тебя замкну на всякий случай, а то вдруг принесёт кого-нибудь…, сама понимаешь…
— Хорошо. Только ты, Вить, побыстрей, а то мой первоклассник уже, наверное, пришёл, без меня за уроки не сядет.
Обычно аккуратный водитель, на сей раз, охваченный волнением, Виктор не замечал, как ступня утапливала педаль акселератора, заставляя стрелку спидометра перескакивать через цифру «сто». Он благополучно проскочил на красный свет один из перекрёстков.
— Некогда, браток, в другой раз, — как старому другу подмигнул он светофору.
Он мчался по узкой улочке, которая скоро выходила на широкую. Душа пела. Впереди замаячил знакомый сигнал «СТОП».
— Здесь редко кто ездит, — подумал он и лишь сбросил скорость, хотя по правилам должен был остановиться.
В следующее мгновение перед его взором, как скала, зловеще нависла красная кабина КАМАЗа.
— Эх, лучше бы и в себя не приходить,- вперемежку со стонами сказал Виктор доктору, когда тот перечислил ему повреждения.
— Не будете лихачить, — сурово отпел врач, — небось в магазин за водкой спешили?
Виктор похолодел: он вспомнил, куда и зачем спешил.
— Скажите спасибо, что вас с того света вернули, — продолжал ворчать врач, — от вас главный хирург двое суток не отходил!
В следующую секунду он уже летел к шкафу с медикаментами, так как больной слабо простонав: «Двое суток… Лена!» — закатил глаза и потерял сознание.
Очнувшись после укола, Виктор приступил к анализу ситуации.
— Гараж кирпичный, ворота железные, делал сам, на совесть. В эту бастилию попробуй заберись, а уж выбраться вообще нереально, — сокрушался он. – Ну рёбра ладно, рука тоже, но перелом ноги – не шутка, раньше, чем через месяц мне отсюда не выбраться. Пока приду в гараж, застану одни косточки… Конечно, может будет кричать, кто-нибудь услышит. Да кой чёрт кричать, ведь это провал! Не будет она кричать. В унынии и душевных муках он даже не заметил, что сестра поставила на тумбочку тарелку с супом.
— Больной, почему не едите? Ведь блюдо стынет!
— «Блюдо стынет», — повторил он, чувствуя в этих словах что-то знакомое, блюдо имеет свойство стынуть…
— Лёшка! Вот оно спасение! Лёшке доверить можно.
Скоро пришла жена. Пробившись сквозь лавину «ахов», «охов» и слёз, Виктор попросил побыстрее прислать к нему Алексея, есть, есть мол, для него одно поручение.
— Зачем Алексей? – удивлённо спросила жена, может быть я сделаю?
— Нет, нет, ни в коем случае! Тут, понимаешь, …особые знания нужны.
— Ладно, скажу, — пообещала жена, не обратив внимания на заминку мужа.
Алексей пришёл к вечеру. Не дав ему как следует наохаться, Виктор быстро перешёл к делу.
— У меня к тебе срочная просьба, отправляйся к моей жене, возьми у неё ключ от гаража. Ей скажи, что нужно снять аккумулятор с зарядки. Нагнись-ка, что-то скажу на ухо.
Алексей нагнулся, и по мере поступления информации его глаза разгорались озорными огоньками.
— Ленка! Вот это да!..
— Да тихо ты! – Виктор закрыл другу рот здоровой рукой. – Видишь, кругом локаторы, а ты как мороженным торгуешь. В общем дуй быстрей, уже вечереет, пока доберёшься, как раз стемнеет.
— Понял, действую. Всё будет хоккей! – бодро заверил Алексей. – А ты, тихоня, с масштабами. Не ожидал!
— Ты придумай там что-нибудь, ты же спец!
— Будь спок, выздоравливай!
Сентябрьский вечер завершал своё планомерное наступление, когда Алексей подходил к району гаражей. Он шёл усмехаясь, своим мыслям, вновь и вновь «проигрывая» ситуацию.
— Конечно, Ленка – дама козырная, — рассуждал он на ходу, — но в таком положении и я – не валет. Успокою, конечно, вначале, объясню, затем вместе подумаем: у какой подруги она ночевала, пусть её алик привыкает. Ну, а потом, чем чёрт не шутит… тем более спасителю положено вознаграждение!
С такими мыслями он подошёл к гаражу. К этому времени уже почти стемнело. Вокруг никого не было. Алексей открыл дверь. Из темноты дверного проёма рванулся истеричный, круто замешанный на горькой слезе крик:
— Витька, сволочь!
— Я не Витька, яЛё…
Договорить ему не удалось. Из темноты дверного проёма молниеносно вынырнула рука с монтировкой и в газах Алексея, прощальным салютом покинутому сознанию, сверкнули звёзды…
Утром Виктор обнаружил, что соседняя кровать, пустовавшая накануне, занята новым больным. Тот что-то бормотал во сне. В голосе его Виктору показались знакомые нотки.
— Ребята, вы не знаете, кого это подселили? – обратился Виктор к соседям по палате.
— Кто его знает, санитарка говорила, что его баба по голове треснула. Алкаш, небось, получку просадил, вот и схлопотал от благоверной скалкой по чердаку.
— Это кто меня в алкаши записал? – совершенно Алексеевым голосом отозвался новенький.
— Лёшка, да это ты что ли? – изумился Виктор.
— Здравствуй, Витя,- с некоторым смущением отозвался «спец», поворачивая к другу закутанную в бинты голову.
— Привет. Кто это тебя? – ошарашенный такой неожиданностью спросил Виктор.
— При исполнении твоего задания.
— То есть?
Алексей, с трудом двигая стянутыми повязкой челюстями, поведал другу печальную историю своей освободительной миссии.
— Вот это да! – выдохнул Виктор. – Вот это открыл Америку! Что же теперь делать?
— А что остаётся в такой упаковке? Только ждать.
— Да чего ждать-то?
— Трудно сказать. Одно ясно – ничего хорошего. С цветами нас встречать не будут, философски заметил теоретик свободной любви.
Друзья замолчали. Алексей закрыл украшенные грандиозными синяками глаза. Виктор сосредоточил взгляд на собственной, закованной в гипс ноге, которая с помощью хитрых медицинских приспособлений была поднята над кроватью, и как ствол гаубицы устремлена в синеющее за окном осеннее небо.
— Да, …похоже, Колумб сел на мель, — подвёл он, наконец, итог своим раздумьям.
Алексей только вздохнул.
«Звезда Придонья» 30 марта 1985 года.
P.S. Этот рассказ был моей первой пробой пера (не считая двух заметок, во время службы в армии в газете «На страже»). Основой его сюжета послужила история, рассказанная моей старшей сестрой. Только финал той истории был трагичным – женщина убила друга своего любовника, да и рассказ самой истории был очень скромным по объёму. И я решил обыграть его по-своему. А позднее, этот рассказ, в числе других работ, был послан на творческий конкурс в Литературный институт им. Горького, но там меня ожидала неудача. А ещё позднее один мой знакомый, подозревая меня в плагиате, сообщил мне, что видел этот рассказ в журнале «Юность». Но я этого не видел. А совсем недавно, во время концерта, Михаил Задорнов рассказал эту историю. Только в ней оказалась одна добавка: запертая женщина, в отместку, просверлила дрелью множество отверстий в автомобиле любовника. При этом, должен заметить, что автор добавки никогда не держал дрели в руках. Очень сомнительно, что женщина, не имея на это навыка, смогла бы заправить сверло в патрон. Да и как автомобиль оказался в гараже?.. А у меня, между прочим, сохранён этот номер газеты с рассказом.




Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика Счетчик тИЦ и PR