Безумная

Johanna I van Castilië ca. 1500; 34,7 x22,4 cm Spaans Nationaal Beeldenmuseum, Valladolid

Johanna I van Castilië
ca. 1500; 34,7 x22,4 cm
Spaans Nationaal Beeldenmuseum, Valladolid

Крепкие стены испанского замка Тордесильяс уже несколько веков противостоят историкам, которые, подобно классикам марксизма рассуждают о движущей силе социально-экономических законов, не зависящих от роли отдельных личностей. В этом замке в первой половине XVI в. жила душевнобольная старушка, чье жалкое, страдающее недержанием мочи тело посмело пойти наперекор логике общественного развития. Звали старушку Хуана – официально Кастильская, но в народе прозвали «Лока», что означает «Безумная» (1479-1555), королева Кастилии с 1504 и Аргона с 1516). Для испанской монархии она представляла заложенную под её основы генетическую бомбу. Процветающая империя к концу XVII в. пришла к упадку именно по вине дефективных ген Хуанны, которые проявились во всех следующих поколениях психически ненормальных наследников.

Думая о будущем обоих королевств, хитрый Фердинанд Арагонский устраивал браки своих детей от Изабеллы Кастильской. В 1496 г. свою третью дочь Хуану он выдал за сына правителя Священной Римской империи Максимилиана I Габсбурга – бургундского герцога и австрийского эрцгерцога Филиппа. В замыслы этой династии входил план покорения мира, ради которого заключались династические браки, и весьма многообещающей была испанская партия. Инфанта стала завидной наследницей после того как умерли два старших ребенка Фердинанда. В результате этого к владениям Габсбургов присоединялась Кастилия, Арагон, а также все испанские владения в Новом Свете, а Хуане оставалось только дождаться смерти своих родителей.

Жизнь с мужем явилась  настоящим испытанием, поскольку Хуана была на редкость ревнивой женщиной, а прозвище Филипп Красивый у супруга было не случайным. От Габсбурга,  на свет появилось шестеро детей – четырех королев и двух будущих императоров. Но не сиделось рядом с женой любвеобильному герцогу. Решив отдохнуть от жены и вообще от чопорной Кастилии, он вернулся в родную Фландрию, после чего впервые начались психосоматические расстройства у его супруги Хуаны. Уставившись в пол, она часами сидела без движения. Затем решила отправиться к мужу во Фландрию, но мать, королева Изабелла посчитала путешествие слишком опасным, а потому решила её остановить. Это добило Хуану окончательно. Вглядываясь вдаль в ожидании любимого супруга, Хуана  дни и ночи напролет проводила перед решетчатыми воротами замка. Но такое зрелище не выдержало материнское сердце, и путь во Фландрию для дочери был открыт. Самые худшие подозрения Хуаны подтвердились. Тамошние нравы оказались куда более свободны кастильских, что позволило Филиппу открыто флиртовать с дамами своего блестящего двора.

Хуана потеряла голову,  когда узнала, что у мужа есть любовница. Однажды, увидев читающую письмо соперницу, она вырвала его у нее из рук. Отобранное письмо, скомкав, демонстративно проглотила. Охваченная слепой яростью, Хуана схватила ножницы и бросилась стричь волосы фламандки, но в ответ на оказанное сопротивление ударила в лицо несчастную острым лезвием. И вслед за этим приказала слугам завершить стрижку. Осыпая грязными оскорблениями, Филипп устроил супруге скандал, после того как узнал о случившемся. Забившись в истерике, Хуана визжала. Соединяющую их спальни дверь, муж запер, и всю ночь был вынужден слушать попытки жены ее выломать. Все это привело в ужас фламандских придворных.

И в этот неудачно сложившийся   период – в 1504г. —  Хуану  застала  печальная весть о смерти её матери, что означало переход к инфанте кастильского трона. Но сомнения в психическом здоровье своей дочери вынудили Изабеллу добавить к завещанию пункт, позволявший её мужу либо отцу позволить, став регентом, править страной  в случае неспособности инфанты. После этого очень многое попало в прямую зависимость от психического здоровья наследницы. Отсутствие улучшения здоровья провоцировало соперничество между тестем и зятем, что порождало конфликтную ситуацию в Европе. Но Хуану этот выбор не отрезвил и, уподобившись Офелии, она плела из цветов венки, слонялась по замку, бормоча что-то невнятное.

Филипп в 1506 г., наконец, официально решил отобрать у овдовевшего Фернандо Кастилию. Подготовив подробный список всех безумств жены во Фландрии, Филипп прибыл в Испанию, где опираясь на этот документ, решил потребовать регентсва. В июне тесть отказался от претензий, и народ приветствовал путешествовавшего по стране красавца, которого повсюду, находясь в плену мании преследования, – не без основания. Охваченная страхом: оказаться узницей она всю ночь кружила на осле вокруг стен, поскольку не решалась въехать в показавшийся ей подозрительным город. Тем не менее сложившаяся ситуация не довела дело до консилиума. И 26 сентября 1506 г. Филипп неожиданно скоропостижно скончался в Бургосе из-за подхваченной лихорадки. Согласно традиции,  сердце монарха отправили  для погребения во Фландрию, но с телом супруга в Хуана отправилась в Гранаду через всю страну. Она открывала гроб каждую ночь, любуясь покойником, обнимала разлагающийся труп, говорила с ним. По приказу королевы воины с обнаженными мечами охраняли гроб и не подпускали к останкам Филиппа ни одну женщину, поскольку она жутко ревновала даже мертвеца. С регентством Фердинанда Арагонского кастильцы были вынуждены согласиться. Дочь была упрятана в замке Тордесильянс и последующие 46 лет она его не покидала. Филипп был похоронен возле стен замка, чтобы безутешная вдова могла смотреть на могилу супруга, не выходя за ворота.

Но, несмотря на все это Фердинанд продолжал связывать со своей безумной дочерью амбициозные планы, хотя в это было даже трудно поверить. Генриха VII Английского больше интересовало приданное супруги, чем ее психическое здоровье, поэтому он был сосватан на Хуане. Но та продолжала  считать себя замужней женщиной и, храня верность Филиппу, надеялась, что он вновь заключит ее в свои объятия, встав из гроба.

Хуана не следила за собой, расшвыривала вещи по комнате, часто бросалась на служанок и почти ничего не ела. В результате ее не пустили на похороны отца, умершего в 1516 г. и закрыли окна решетками. Сын Хуаны Карл стал регентом Кастильи. Лишь однажды посетив мать в Тордесильи, Карл получил впечатлений на всю оставшуюся жизнь. Помимо всего Карл в 1519 г. возглавил еще и Священную Римскую империю, что вызвало недовольство знати, потому что потребовало существенных расходов, по причине чего она взбунтовалась в следующем году. Возникла курьезная ситуация. Мятежники решил передать власть над страной законной королеве – хотя бы номинально. Явившись в Тордесильянс, и, оказавшись в комнате Хуаны, — выпускать ее оттуда не решились, поскольку были шокированы увиденным. В прошлом добрая католичка, она почему-то невзлюбила церковь, во всех подозревала демонов и отказывалась от причастия. В бреду она утверждала,  что адские кошки на ее глазах съели души Филиппа и Изабеллы. В 76 лет в 1555 г. Хуана умерла. Признаки душевного расстройства через год стали заметны у ее сына, императора Карла V (Карл I Испанский), который добровольно отказавшись от власти, удалился в монастырь. Таким образом,  он не успел передать будущим поколениям испанских королей больные гены.    

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Google PageRank и стоимость сайта - Paraclete2.ru Яндекс.Метрика