Бичующиеся

бичующиеся

Эпидемия ««черной смерти» (чума) в беспрецедентных масштабах охватила Европу в 1340-е гг. Эта беда, кроме клиники, проявилась еще в возникновении необычных, порой экстремальных суеверий и обрядов. И удивляться тут нечему, поскольку люди тех времен были очень набожны, поэтому, когда вымирало до 40% городского населения, многим, наверняка, казалось приближение конца света. Но в некоторых областях Германии

и Австрии чума особенно свирепствовала. Причину возникновения этой смертельной болезни, разумеется, никто не знал, поэтому самые невероятные объяснения все жадно выслушивали.

В этой обстановке широко распространилось поверье о том, что эта зараза спускается с неба в виде огненного шара. Якобы такой шар видели парящим в небе над Веной, который местный епископ посадил на землю без вреда для людей, и на месте приземления поставили статую Мадонны. Но духовенство оказалось менее удачливым в других местах: смерть от чумы поразила множество священников, что ослабило позиции официального католицизма в Центральной Европе, из-за чего прихожане легко попадали в сети проповедников-шарлатанов и диких суеверий.

Флагелланты (от лат. Flagellans (flagellantis) – «бичующийся») стали одним из популярных, и таким же характерным духовным симптомом эпидемии, как черные бубоны на теле её жертв. Подобные реакции на кризисы и раньше наблюдались в европейской истории, особенно в Италии: для смягчения Божьего гнева самоистязание считалось верным способом. Движение флагеллантов или «братства креста» (второе название), как считается в одной из версий, зародилось в Венгрии в группе «гигантских женщин». Другими, более правдоподобными сведениями историки не располагают.

Брели по дорогам флагелланты парами – обычно по 200-300 человек, выстроившись в длинные колонны, но в местах особого свирепства чумы, их иногда собиралось и больше тысячи. Мужчины возглавляли, а женщины замыкали шествие. Возглавлял шествие магистр флагеллантов в сопровождении двух ассистентов, которые несли знамена из пурпурного бархата и золотой парчи. Двигалась колонна, молча, изредка затягивая религиозный гимн. В темной одежде, закрыв лица капюшонами, на которых спереди и сзади были нашиты красные кресты, люди передвигались, глядя в землю.  Собирались толпы местных жителей, как только приходила весть  о их приближении. Появившихся флагеллантов громко приветствовали, используя для этого даже колокольный звон. Но стоит заметить, что официальная церковь подобного ликования  не разделяла из-за поведения бичующихся, которые часто захватывали храмы, выдворив из них местных священников. Свои публичные истязания флагелланты обычно устраивали на рыночных площадях, где вставая в широкий круг, раздевались по пояс и швыряли одежду в центр круга. В надежде на исцеление здесь их уже ждали больные и калеки, верившие в выздоровление после прикосновения к одежде святых. Обычно, раскинув руки крестом, флагелланты бросались на землю, как только магистр подавал сигнал. Кроме этого совершившие особо тяжкие грехи должны были подчеркнуть это принятием соответствующей символической позой, например, лицом в грязь ложились неверные супруги, а на бок, вытянув руку вверх, с тремя поднятыми пальцами – клятвопреступники. Затем, идя вдоль круга, магистр  хлестал их плетью. А в финале все вставали, и начиналось массовое самобичевание, которым флагелланты и прославились. Каждый из них имел тяжелую плетку с тремя-четырьмя кожаными хвостами, которые оканчивались металлическими гвоздями или шипами. Этим жестоким изделием они яростно стегали себя по спине и груди – в ритм, задаваемым монотонной  мелодекламацией трех своих сподвижников. Каждый должен был трижды падать ниц и трижды подниматься для самобичевания. По завершению обряда тела флагеллантов покрывались синяками и кровью, а необходимым требованием было —  довести себя до полного изнеможения, чтобы не оставалось сил для способности  встать. А тем временем, собравшись кругом, жители подбадривали  гостей, охали и выли от ужаса. Флагелланты, по свидетельству хроникеров, повторяли этот ритуал по два-три раза в день в течение 33 дней – по числу земных лет Иисуса Христа. И если хроникеры говорят правду, то поверить в нее очень сложно. Ведь как бы сознание ни затмевалось фанатизмом, вряд ли человек способен был добровольно так долго выдерживать мучительную боль от ран, да еще в обстановке того уровня антисанитарии, которая царила в рядах флагеллантов, где инфекции с последствиями были неизбежны. Тем более, что бичующимся запрещалось мыться, стирать и менять одежду.

Первое время это движение отличалось строгой дисциплиной. Вступление в братство каждого должно быть только с разрешения семьи, покаяться во всех грехах, совершенных с семилетнего возраста, доказать свою платежеспособность, выкладывая по четыре пенса в день на харчи. Поэтому самобичевались в основном представители средних слоев населения. Но по мере ухудшения времен, смягчились и требования, поэтому среда братии стала прирастать всевозможными проходимцами.

Постепенно отношение к флагеллантам стало меняться. В самом начале во всех местах их встречали с радостью, с надеждой, что такой жертвенный подвиг последователей этого движения избавит от Божьей кары не только их самих, но всех свидетелей. Но время показало, что от появления бичующихся странников чума не прекращалась, а, наоборот, начиналась, что заставило жителей даже прятаться от них. На основании горького опыта возник правильный вывод: невольным разносчиком смертельной заразы может оказаться любой пилигрим. Но от таких обвинений флагелланты только усилили рвение в своих истязаниях. Обезумев от боли, все больше становилось людей заявлявших о сошедшей на них божественной благодати, и появлении способности изгонять дьявола, исцелять больных и даже воскрешать из мертвых. Находились и такие, что делили трапезу с самим Христом либо беседовали с Девой Марией. Кровью подобных праведников бедняки пропитывали  тряпки и хранили их как святые реликвии. И со временем флагелланты стали брать на себя слишком много. Во время актов самобичевания все чаще звучала критика официальной церкви, которая погрязла в грехах и прогневила Господа. С удовольствием присоединились к таким проповедям европейские еретики, в частности лолларды в Англии и бегарды на континете. Разумеется, папство такое не смогло терпеть, и вскоре против флагеллантов была обращена хорошо отлаженная репрессивная машина католической церкви.

Угроза от флагеллантов касалась не только авторитету церкви. Они обещали народу Германии воскресение императора  Фридриха II, успешно воевавшему с папой Римским столетие назад, который уничтожит духовенство. А заодно разницу между богатыми и бедными. Сложившаяся ситуация создавала условия для социального взрыва. Кроме этого рост количества флагеллантов вызывал опасение: в 1349 г.  побывало их в Турне 5300, еще больше в Констанце, где по оценкам некоторых хронистов, более десяти тысяч. От такого наплыва экзальтированных фанатиков ничего хорошего ожидать не приходилось. И ко всему прочему у флагеллантов стала возрастать агрессия, которая заставила их изгонять и даже убивать священников, грабить церкви. Небольшая группа флагеллантов в 1349г. появилась в Англии, где, устроив самобичевание в Лондоне, они  произвели впечатление сумасшедших. Принародное стегание, а тем более раздевание на улице в сентябре, лондонцы сочли за чистое безумие. Посчитав флагеллантов смутьянами, их выслали из страны.

Папа Климент VI в октябре 1349 г. выпустил буллу, которая объявляла флагеллантов  еретиками. Как только они прибыли в Авиньон, где находилась резиденция папы, он приказал их выпороть. Но такое наказание флагеллантов не испугало, поэтому следующую группу Климент пригрозил отлучить от церкви. Государи всей Европы поддержали пример папы – многие даже вводили смертную казнь за приверженность еретическому движению. Одного магистра флагеллантов сожгли заживо в Бреслау (ныне Вроцлав). Безусловно, такие драконовские меры погасили это движение также внезапно, как и оно возникло.

Многие бредовые идеи получали поддержку среди народа в эпохи различных кризисов и одна из них – самобичевание. В годы «черной смерти» жизнь людей становилась настолько ужасной, что для её облегчения их не пугала даже самая абсурдная идея. Но странствия десятков людей по городам и весям, к сожалению, скорее только помогало распространению чумы, чем искоренению этой заразы. Справедливости ради следует признать, что флагелланты должны были проявлять большое мужество и этим хоть как-то противостоять «черной смерти», а не покорно ждать её прихода. Следует отметить, что большинство флагеллантов были простыми последователями этого движения, а не идеологами, поэтому их действия ограничивались рамками существующих представлений, которыми располагало большинство жителей средневековой Европы.


Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика Счетчик тИЦ и PR