Скрытая правда про украинскую ракету сбившую ТУ-154 над Черным морем.

В своей статье я решил вернуться к почти заброшенной теме о гибели ТУ-154 над Чёрным морем 4 октября 2001 года. Тема эта сегодня актульна особенно в связи со сбитым под Донецком малазийским «Боингом», в гибели которого снова присутствует украинский след. И быть может история с катастрофой ТУ-154 поможет разобраться с причиной гибели малазийского «Боинга», тем более что оба они сбиты. Но для начала нужно разобраться с самой историей гибели ТУ-154, которая до сих пор ещё не сняла все вопросы, несмотря на кажущуюся очевидность произошедшего….

i0994«ru.wikipedia.org 18 июля 2014, 15:00  «В связи с катастрофой малайзийского «Боинга» в небе над Донецком вспоминается, как над Чёрным морем потерпел катастрофу Ту-154М авиакомпании «Сибирь», выполнявший рейс 1812 по маршруту Тель-Авив — Новосибирск. Согласно заключению Межгосударственного авиационного комитета (МАК), на высоте 11 тысяч метров самолёт непреднамеренно сбила украинская зенитная ракета С-200, выпущенная в воздух в рамках проводившихся на Крымском полуострове военных учений. Все 66 пассажиров и 12 членов экипажа погибли.
Первыми публично заявили, что самолет сбит зенитной ракетой представители администрации США. Полученная от экспертов ЦРУ информация свидетельствовала о проводимых над акваторией Чёрного моря запусках ракет, в том числе совпадавших со временем катастрофы самолета. Эта информация была озвучена телекомпанией CBS и сразу же использована в публикациях многих мировых СМИ. После столь широкого обнародования информации об учениях представители Минобороны Украины, сначала утверждавшие, что учения не состоялись, подтвердили факт проведения украинскими военными учебных стрельб. В общей сложности по целям было выпущено 23 ракеты.
26 декабря 2003 года был подписан договор между Россией и Украиной «Об урегулировании претензий», по которому Украина выплачивает родственникам погибших материальную помощь без признания юридической ответственности. 20 сентября 2004 года Генеральная прокуратура Украины закрыла уголовное дело по факту катастрофы, поскольку расследование не установило объективных данных, которые бы достоверно указывали на то, что Ту-154 был сбит ракетой С-200, запущенной во время учений украинских войск противовоздушной обороны. Военный суд Киевского гарнизона 19 октября 2004 года отменил постановление Генеральной прокуратуры о закрытии дела, Верховный Суд не удовлетворил жалобу Генпрокуратуры с просьбой отменить это решение и расследование было возобновлено, но в июле 2007 дело было окончательно закрыто с предыдущей формулировкой.
Зенитно-ракетный комплекс С-200 использует полуактивную систему наведения, когда источником излучения служит мощный наземный радар («подсветка цели»), а сама ракета ориентируется на отраженный от цели сигнал. В С-200 существуют два основных режима работы радиолокатора подсвета цели — МХИ (монохроматического излучения) и ФКМ (фазокодовой модуляции). Режим МХИ обычно используется для сканирования воздушного пространства при поиске целей, при этом определяются угол возвышения, азимут и радиальная скорость цели, но определения дальности до цели нет. Дальность определяется в режиме ФКМ, но переключение радара в этот режим занимает до 30 секунд и при недостатке времени может не производиться.

i0995 ЗРК С-200
i0996

«Наиболее вероятно, что во время учебных стрельб с участием ПВО Украины, которые проводились 4 октября 2001 года на мысе Опук в Крыму, самолёт Ty-154 случайно оказался в центре предполагаемого сектора обстрела учебной цели и имел близкую к ней радиальную скорость, в результате чего был обнаружен радаром системы С-200 и принят за учебную цель. В условиях недостатка времени и нервозности, вызванной присутствием высшего командования и иностранных гостей, оператор С-200 не произвёл определения дальности до цели и «подсвечивал» Ту-154 (находившийся на дальности 250—300 км) вместо малозаметной учебной цели (запущенной с дальности60 км). Таким образом, поражение Ту-154 зенитной ракетой явилось, скорее всего, следствием не промаха ракеты мимо учебной цели (как иногда утверждается), а явного наведения ракеты оператором С-200 на ошибочно идентифицированную цель.
Расчёт комплекса не предполагал возможности такого исхода стрельбы и не принял мер по его предотвращению. Размеры полигона не обеспечивали безопасности стрельб ЗРК такой дальности. Необходимые меры по освобождению воздушного пространства организаторами стрельб предприняты не были: были запрещёны полёты лишь в радиусе50 км, хотя «паспортная» дальность поражения целей комплексом С-200В —255 км, а техническая дальность полёта ракеты — 5В28/5В28М порядка 300 км.
По итогам служебного расследования спустя 20 дней после трагедии ушёл в отставку министр обороны Украины Александр Кузьмук. Также «пострадало» ещё несколько человек: из армии уволили главкома ПВО генерал-полковника В. Ткачёва, его заместителя по боевой подготовке генерал-лейтенанта В. Дьякова (руководителя ракетных стрельб на полигоне Опук в тот день), начальника радиотехнических войск ПВО генерал-майора Ю. Короткова, полковников А. Лунёва и Н. Жилкова, подполковников М. Алпатова и В. Шевченко. Был отстранён от должности генерал-лейтенант В. Калинюк — командующий 49-м корпусом. Командир дивизиона С-200 майор Ю. Венгер был переведён на нижестоящую должность. Однако под суд никто из военных так и не был отдан».

Когда я узнал про эту новость, то решил поинтересоваться. Оказалось, что по самолёту-мишени было выпущено две ракеты: с комплексов С-200 и С-300 находившихся на расстоянии в 40км от неё. Ракета с С-200 прошла мимо и полетела «куда глаза глядят», а С-300 поразила мишень. Пролетев  3 минуты, ракета с С-200 самостоятельно на расстояние в 255 км,  вышла точно на ТУ-154, летевшего по маршруту  Тель-Авив — Новосибирск, приблизившись к нему на расстояние в 15 м, произвела подрыв!
Мне тогда это показалось очень странным: почему не произошла самоликвидация ракеты в случае промаха?! На полигоне неоднократно приходилось наблюдать, как пролетевшая мимо мишени ракета, крутанувшись, уходила вверх на большую высоту, где самолётов не может быть, и там осуществлялся подрыв. Не может такого быть, чтобы у ракеты не было возможности самоликвидации?!.. И даже когда была установлена причина катастрофы, украинская сторона упорно отрицала вину, а потом министр обороны Украины Александр Кузьмук, извинившись по телевидению, искренне,  удивившись, добавил: «Мы сами не знаем: почему это произошло?!» И тут я понял, что истинная причина этой катастрофы на самом деле не установлена, а то, что поразила ТУ-154 украинская С-200, это всего лишь следствие. Так что украинская сторона неспроста отрицала, заявляя, что «подсветка была выключена»….
На С-200 я не успел послужить, поскольку в 72г он только начинал поступать на вооружение, поэтому эта система мне не была знакома, из-за чего  не понимал смысла в словах: «подсветка была выключена». И я решил попробовать разобраться, для чего познакомился в общих чертах с С-200 в Интернете.
Предложенная выше статья явно ориентирована на «человеческий фактор», поэтому, «скорее всего, следствием не промаха ракеты мимо учебной цели (как иногда утверждается), а явного наведения ракеты оператором С-200 на ошибочно идентифицированную цель.» — явная липа, поскольку «оператор», видимо, офицер наведения, а может «стреляющий» (как называется на С-200 точно не знаю) никогда ошибок допустить в таких случаях не может, поскольку ничего, кроме чётких приказов, выполнять не может и каждая команда при этом дублируется словами «принято». Как по себе знаю, на полигоне стрельбу у нас  вели  одновременно  два дивизиона одного полка, и командовал ими сам командир полка. Когда запускают мишени, то именно ему с КП (командный пункт) указывают: какую именно мишень будет обстреливать его полк. Он её параметры передаёт командирам дивизионов, которые в свою очередь передают их офицерам наведения и отдают им соответствующие команды. Все при этом ведут себя предельно ответственно и никаких «авось» и самодеятельности не может быть, потому что результаты стрельб влияют на звёзды, повышения, а срочникам отпуска на родину. Видел как ребята после поражения мишени, радостно вытаскивали операторов РС из кабины «У» и качали на руках с криками «ура!» На отпуск все работали, но последнее слово за расчётом кабины У.
Офицер наведения никогда поиск цели не ведёт, поскольку это технически очень сложно, теряется много драгоценного времени, и не его это задача, поскольку излучаемый луч станции наведения ракет нашего комплекса, как и у C-200 очень узконаправленный и это, примерно, то же самое, если вам дать лазерную указку и предложить её лучом поискать в тёмной комнате летающую моль. Возмутившись, вы посоветуете включить свет и прекратить «дурью маяться». Образно говоря, роль включенной лампочки играет станция разведки целеуказания (СРЦ), начальником которой был ваш покорный слуга после окончания сержантской школы на Аташке в Баку. РЛС П12НП обеспечивала контроль всей воздушной обстановки и на С-75 была в каждом дивизионе.  Но у С-200 был гораздо больший радиус действия, поэтому требовалась более мощная станция: П-14, П-80, которая работала одновременно на несколько комплексов, поэтому система управления иная, более автоматизированная, но принцип тот же.
У нас офицеру наведения стреляющий  давал с СРЦ данные цели: азимут, дальность, характеристику (скоростная и т.д.). Согласно этих данных, он выставлял луч СНР, поймав цель, давал команду 3-м операторам РС (азимут, угол, дальность), которые завершали  точность наведения, после чего он докладывал более точные данные цели стреляющему, который принимал решение. Управление ракетой на С-75 осуществлялось радиокомандное, то есть полностью с земли, а у С-200 полуактивное, с помощью ГСН – головки самонаведения, находившейся на борту самой ракеты, которая, как я понял, заменила собой функции операторов РС. Включив РПЦ – радиолокационная подсветка цели это, значит, включался передатчик (со всем остальным) и антенна начинала излучать узконаправленный луч. Попав в цель лучом, начинал отражаться  эхосигнал, который приходил на антенну приёмника и далее на экран, а также его принимала антенна (тарелка с аппаратурой, скрытая радио прозрачным обтекателем на борту ракеты) ГСН, регулировавшая положением рулей ракеты, определявших курс полёта самой ракеты. Кроме этого «Отраженный от цели зондирующий сигнал радиолокатора подсвета цели принимался головкой самонаведения и сопряженным с ГСН полуактивным радиовзрывателем, работающим по тому же отраженному от цели эхосигналу, что и ГСН.». Как только ракета оказывается вблизи цели (несколько десятков метров), происходит подрыв БЧ.
«При отсутствии в течение пяти секунд сигнала от цели, который обеспечивается при подсвете от РПЦ, головка самонаведения ракеты самостоятельно включает поиск по скорости. Вначале она ищет цель в узком диапазоне, затем после пяти сканирований в узком диапазоне переходит на 30-килогерцевый широкий диапазон. Если подсвет цели радиолокатором возобновился, ГСН находит цель, происходит перезахват цели и дальнейшее наведение. Если ГСН после всех перечисленных способов поиска так и не нашла цель и не перезахватила ее, то на рули ракеты выдается команда «максимально вверх». Ракета уходит в верхние слои атмосферы, чтобы не поразить наземные объекты, и там осуществляется подрыв боевой части.»
Но вернёмся к тому, что могло произойти на полигоне в тот роковой день 4 октября 2001 г. и попытаемся осмыслить ситуацию произошедшего.
В 60 км от местонахождения украинского ЗРК С-200 была запущена мишень ТУ-143 «рейс», подобную i0997 которой видите на снимке. Вообще это
i0998 беспилотный самолёт-разведчик, но здесь он использовался в качестве мишени, на которую был нацелен ещё российский С-300. Перед самими стрельбами всегда проводятся тренировки, и расчёт комплекса осваивает условия работы,  характер и поведение запускаемых мишеней и то, как выглядит отметка цели,  на экране локатора. И чем крупнее цель, тем больше отражающая поверхность, а, значит, и отметка от цели. Например, на СРЦ мы легко могли отличить истребитель от пассажирского борта. А теперь подумайте: мог ли тренированный опытный офицер, а другого  никто бы не допустил, попутать эту мишень (длина 8.06 м, площадь крыла 2,90 кв. м.) с пассажирским ТУ-154 (длина 47,9  м., площадь крыла 202,0кв. м) «и «подсвечивал» Ту-154 (находившийся на дальности 250—300 км) вместо малозаметной учебной цели» — эта «догадка» может вызвать только улыбку, поскольку офицеру наведения именно «малозаметная» цель и нужна была,   ведь он не сало выбирал?…)))). И, если в строго отведённый сектор стрельбы случайно попал этот самый ТУ, то на экране оказалась бы ещё одна отметка цели, то по прямой связи с КП, в распоряжении которого данные работающих в тот момент РЛС и высотомеров, проводивший стрельбу офицер, сделал бы запрос и получил бы исчерпывающий ответ по всем характеристикам цели и дальнейшие указания для последующих действий, но самодеятельностью в таких случаях в ПВО никто не занимается: кому охота быть крайним….  Кроме того, практический потолок у мишени «рейс» 1000 метров, а, значит, на высоте 11000 метров, на которой находился рейсовый ТУ-154 она никак не могла быть. И не надо людям голову морочить, что не было времени для переключения в режим ФКМ, позволяющий определить дальность до цели, из-за чего была допущена такая роковая ошибка. С КП сообщат о дальности и, если идёт работа в режиме МХИ, то дальность можно установить вручную, согласно полученной информации.
После старта полёт ракеты хорошо контролируется на экране, а также уничтожение цели или промах. В нашем случае подрыва не произошло. Причин может быть две: ракета прошла от цели на расстоянии недостаточном для срабатывания радиовзрывателя, либо неисправен сам радиовзрыватель, но в нашем случае может быть и третья причина, но о ней позднее…. А вообще, когда показывают кадры сбивания ракетой цели, то кажется, что она врезается в самолёт, но на самом деле ракета не долетает до него благодаря срабатывания радиовзрывателя на определённом расстоянии, который включает механизм подрыва. Например, ракета 20Д С-75 при прямом попадании радиовзрыватель подпускает на 60 м. А при неточном наведении может произойти подрыв даже на расстоянии 250 м и может произойти поражение шрапнелью. Ведь главная задача не разнести самолёт в клочья, а не дать ему выполнить боевую задачу, поэтому на полигоне важен сам подрыв. Во Вьетнаме американские лётчики даже катапультировались, когда видели старты ракет! Про ракету  5В28 С-200 сказано: «Подрыв производится по команде активного радиолокационного взрывателя (угол поражения приблизительно 60° к оси полёта ракеты, удаление — несколько десятков метров) при пролёте ракеты в непосредственной близости от цели».  Видимо,  и расстояние подрыва аналогичное с 20Д, поскольку вес боевой части почти совпадает. И насколько она могла пройти мимо цели, об этом никто не сообщал. Но почему мог произойти промах?
На С-75 управление ракеты полностью с земли, особенно в режиме РС (ручное сопровождение), где любой из трёх операторов РС крутанёт своё колёсико не так во время полёта ракеты – и всё! Но у С-200 управляет ракетой ГСН строго по отражённому эхосигналу и никакие помехи ей  нипочём, поэтому никакого промаха не должно быть, потому, что от самочувствия, настроения, нервов и выучки её работа не зависит,  тем более что мишень находилась всего в 40 км и отражённый сигнал должен быть отличный. Но, тем не менее,  подрыв мишени С-200 не произвела и пошла дальше. А вот тут её дальнейший путь должен был прекратиться, поскольку цель оказалась позади, а вместе с ней исчезал отражённый эхосигнал, следовательно, ГСН должна была включить схему самоликвидации, о которой сказано выше. Но если прямо по курсу окажется новая цель, а в нашем случае рейсовый ТУ-154, то  ГСН осуществит захват его и будет работать  по нему до пропадания отражённого от него эхосигнала. Но такой сценарий возможен только по злому людскому умыслу. Кроме того ситуацию ещё контролируют на командном пункте и не позволят офицеру наведения оставить «бесхозной» ракету в случае промаха, поэтому ему прикажут выключить РПЦ, если он не «догадался». А если вдруг откажет схема самоликвидации, то ракета продолжит полёт тем курсом, который зафиксировался на момент пропадания эхосигнала. Достигнув той точки, с которой последний раз отражались эхосигналы, ракета полетит дальше, потому что никакого ТУ там на тот момент не может быть, и ракета будет лететь дальше, если ни с кем не столкнётся, до полного расхода топлива в баках. После  этого остановится турбина бортовой электростанции,  обесточится предохранительная система,  будет снят с предохранителя пиропатрон и произойдёт подрыв БЧ.
В нашей ситуации никакого людского злого умысла не было. В 13:42 было выключено РПЦ, а, значит, выключился передатчик, пропал отраженный эхосигнал, прекратилось управление ракетой и радиовзрывателем, а ГСН должна была включить схему самоликвидации, но её не произошло и ракета продолжила полёт, но по совершенно неожиданному, не укладывающемуся ни в какие логические рамки, в полном несоответствии с предусмотренной конструкторской мыслью схемой. А потому она не продолжила полёт зафиксированным курсом «куда глаза глядят». Но почему-то «глаза» у неё вдруг стали очень умные и осмысленные, и сама ракета оказалась под снайперским управлением! Спустя около трёх минут 13:45 ракета точно вышла на ТУ-154 рейс Тель-Авив – Новосибирск, на расстоянии 15м выше самолёта, произвела подрыв БЧ, которого так же не должно было быть из-за отсутствия эхосигнала!!! Подрыв мог произойти только, если бы ракета столкнулась непосредственно с самолётом, но и тут я точно не могу сказать, а только предположить,что был бы взрыв.
БЧ ракеты весит 220кг, а вес взрывчатки 90 кг,  состоящей из гексогена 80% и тротила 20%, при этом содержит 37000 шарообразных поражающих элементов, которые разлетаются с первоначальной скоростью 1700 м /сек. В такой ситуации, скорее всего, все пассажиры сразу погибли, кроме экипажа, который отделяла от салона переборка и удаление от центра сильно уменьшило количество поражающих элементов, что наглядно показано на смонтированном снимке. Поэтому в последующие 45 секунд после взрыва,  бортовая УКВ-радиостанция периодически включалась и в эфире были слышны чрезвычайно взволнованные голоса экипажа: «В 9 ч 45 мин. 17 сек. зафиксирована фраза: «Куда попала (о)?». Кроме этого есть заключение комиссии: «В заключении комиссии также указывается, что радиолокационная станция, которая во время учений обеспечивала стрельбу С-200В, «обнаружила и сопровождала только мишень `Рейс`», а значит по своим техническим возможностям не могла отслеживать самолеты Ту-154 и Ан-24, двигавшиеся по другим азимутам и с различными скоростями.»
А какие заключения можно сделать на основании всей этой информации?
Прежде всего, становится понятной причина столь категоричного отрицания украинской стороной своей вины. Несмотря на бесспорность доказательств поражения украинской ракетой ТУ-154,  на самом деле это не было только желанием обелить себя, во что бы то ни стало, а попытка законного требования справедливой оценки произошедшего, к которой реально никто не стремился. Создалась парадоксальная ситуация, в которой украинские ракетчики оказались «без вины виноваты», потому что правда оказалась за пределами научного объяснения, а с такой «правдой» у официальных органов короткий разговор: «такого не может быть, потому что не может быть», поскольку всё должно быть объяснимо с материалистической, научной точки зрения, а всё остальное отвергается. Вот и представьте себя на месте украинских ракетчиков пытавшихся объяснить свою невиновность?.. Что можно было ответить на вопрос: «кто и что управляло ракетой целых 220 секунд, если, как Вы утверждаете, РПЦ было выключено в это время?!» А что мог на это ответить тот, кому всю жизнь вдалбливали материалистическое мировоззрение и неверие во всякую там мистику?.. Для него самого это было загадкой, несмотря на очевидные факты, в которые сознание отказывалось верить! Ситуация прямо как с Юрием Деточкиным из  фильма  «Берегись автомобиля»: «Да. Он – виноват! Но он – не виноват!»
Разумеется, ни в какую мистику поверить никто не мог, а потому избрали более простой, понятный всем и объяснимый с научной точки зрения путь – назначить  украинскую сторону виновной («человеческий фактор») в этой катастрофе! В деталях этой катастрофы все равно подавляющее большинство общества разбираться не будет, да и не сможет, поэтому можно отделаться вот такими статьями, о которых говорится выше. Но давайте  все-таки разберёмся с этим неведомым доселе управлением, о котором боятся говорить вслух во избегания проблем с работой, да и просто  навлечь на себя подозрения в проблеме с головой – излюбленный аргумент у верноподданных материализма. Ведь их – большинство, а всякое меньшинство всегда рассматривается как аномалия, поэтому не все рискуют оказаться «в аномальной зоне» и чаще предпочитают беспроблемную позицию большинства, даже если оно заблуждается.
Итак, ракета  5В28 пролетает мимо мишени «рейс». На каком расстоянии это произошло, могли бы поведать специалисты, проводившие обязательный в таких случаях фото-контроль, но таковые данные не известны, а потому нет возможности для установления причины отсутствия подрыва БЧ. Но ясно одно: если бы подрыв произошёл, то вся история на этом и закончилась бы, а поскольку она была организована неведомой Силой, которую ещё называют Третьей Силой, то подрыва БЧ быть не должно, несмотря  на достаточное расстояние от цели и безупречность работы электроники. И по этой же причине, судя по всему, не сработала схема самоликвидации («максимально вверх»), при отсутствующем отражённом эхосигнале. А вот далее работа рулям ракеты нашлась. Несмотря на выключенное РПЦ,  они свернули курс ракеты с азимута мишени «рейс» на азимут ТУ-154 рейс Тель-Авив – Новосибирск!… При этом ракета не просто свернула на другой азимут, а постоянно её рули должны были регулировать курс, поскольку ТУ- 154 находился в движении с определённой скоростью, поэтому постоянно требовалась коррекция. Кроме того, мишень «рейс», могла находиться на высоте не выше 1000 метров, а соответственно и ракета в момент промаха. Поэтому ей пришлось не только i0999 i1000 азимут менять, но и забираться на высоту 11000 метров! И вот, преодолев расстояние в 255 км — теоретическую дальность поражения, ракета, может быть единственный раз в истории С-200, осуществила поражение цели на таком расстоянии!
Надо обратить внимание на то, что чудо произошло  не только в  самом факте подрыва БЧ, но и в расстоянии: 15метров от цели, когда при штатном положении это должно произойти в «нескольких десятках метров». Но ведь  данная ситуация была «нештатная», управление ракетой осуществлялось Третьей Силой, поэтому возникает вопрос: в чём была логика такого близкого подрыва? Ответ может выглядеть несколько жестоко и цинично: избавление пассажиров от ужаса излишних мучений, кроме экипажа. Подрыв произошел в 15 метрах над салоном, поэтому от взрывной волны и множества поражающих элементов смерть для многих, а может быть и всех, наступила мгновенно! А если бы подрыв произошёл штатно (несколько десятков метров), то самолёт мог быть только повреждён, и его падение заняло бы определённое время, поэтому остается  только догадываться о том, что происходило бы с оставшимися в живых пассажирами в салоне?!..
А вот экипаж был оставлен в живых на какое-то короткое время для того, чтобы узнали, что борт поражён ракетой, а не в результате террористического взрыва, в чём непременно сразу же заподозрили бы, особенно из-за тех политических обстоятельств, в которых находится аэропорт вылета этого рейса. «Причина трагедии еще не была известна, но президент России Владимир Путин уже предположил, что совершен теракт. По его словам, «с учетом последних событий в мире версия теракта отрабатывается в первоочередном порядке». Тем более, эта версия была невыгодна только израильской стороне, а отношения России с Украиной в то время были ещё братские и стрельбу на этом полигоне они проводили совместно и по одной и той же мишени. Если учесть, что подъём обломков производился с двухкилометровой глубины российской стороной, то заключение о гибели ТУ-154 над Чёрным морем могло быть иным.  Версия теракта могла бы не только выгородить украинских братьев, но, главное, надёжно и логично спрятать необъяснимую наукой причину  происшествия, а информация экипажа в эфире такую попытку исключала, поскольку она стала известна и израильским диспетчерам. Не выгодна версия теракта была и Третьей Силе, поскольку исключалось Её участие в этой трагедии. И, как неоднократно говорилось мною в других статьях, во всех осуществлённых Третьей Силой происшествиях, Она никогда никого не подставляет и всегда обеспечивает доказательствами  Своего авторства в произошедшем, потому что целью этих катастроф не является гибель людей, а намекнуть нам о существовании Высших Сил, знание и даже предположение о которых наука всячески подавляет. В случае с трагедией на Саяно-Шушенской ГЭС дело даже дошло до суда.
В первых репортажах об авариях на СШГЭС: «Специалисты комиссии пытаются создать математическую модель того, как развивалась катастрофа. И понять, каким образом гидроагрегат, весящий тысячи тонн, смог, вращаясь подняться в воздух.
Николай Кутьин, глава Ростехнадзора: «Весь гидроагрегат у нас весит 2691 тонну, ротор весит около 900 тонн, сама турбина… Летательный аппарат, который против законов физики поднялся в воздух и летал. Следы полёта видны на конструкции здания. Колонна, подпиравшая подкрановые пути для двух пятисоттонных кранов, стёсана снизу доверху неоднократными вращениями конструкции второго агрегата. Сейчас мы имеем дело с пересмотром физических возможностей для таких машин».
А потом всё это быстренько исчезло, все материалы с видео наблюдения  забрал ОМОН и говорить стали совсем другое: «Разрушение второго гидроагрегата СШГЭС произошло в момент срыва крышки турбины вследствие излома шпилек крепления, при этом на некоторых шпильках не было гаек…
Вызванные динамическими нагрузками разрушения шпилек привели к срыву крышки турбины и разгерметизации водоподводящего тракта гидроагрегата. Кроме разрушенных, обнаружены шпильки, на которых отсутствовали следы срыва гаек. Это свидетельствует о том, что на момент аварии гайки на шпильках отсутствовали, — отмечается в акте».      И потихоньку начали валить всё на работников станции, что именно из-за них всё это в итоге произошло. И закончилась эта история скамьей подсудимых для назначенных виновников этой аварии: «Следственный комитет сформулировал основные пункты обвинения: «Ряд работников ГЭС, являясь ответственными за безопасную эксплуатацию гидротехнического оборудования, по небрежности, в течение длительного времени допускали работу гидроагрегата №2 в неудовлетворительном вибрационном состоянии. Сотрудники ГЭС бездействовали и не предпринимали никаких мер по устранению технической неисправности, в том числе в ходе планового ремонта, проведенного в январе–марте 2009 года». В результате такого обвинения на скамью подсудимых село семь человек, шесть из которых получили реальные сроки «по статье 216 ч.3 УК РФ «Нарушение правил безопасности при проведении горных, строительных или иных работ, повлёкших по неосторожности смерть двух или более человек». А вот мнение других людей бывших свидетелями катастрофы и проводимого суда: «Нас этот вопрос очень волнует, так как на самом деле не ясен сценарий произошедшего, — говорит проработавший 30 лет на станции замначальника ПТЭС по вопросам технологических систем управления Андрей Чупров. — Официальная причина аварии – усталость шпилек в крышке крепления гидроагрегата №2. Но шпильки не объясняют все последствия, которые потом произошли – например, какие силы вытолкнули машину из кратера турбин». В трудовом коллективе вызывает вопросы стремление суда переложить вину на общую дисциплину работы на станции.
По словам мамашиниста вспомогательного оборудования Валентины Гулиной, в суде от них упорно выбивали ответ на вопрос «почему не была остановлена работа машин?». «Но ведь не было никаких сигналов, был нормальный рабочий режим, — говорит она. — Уж если бы и был сигнал, то сразу бы остановили. А ссылаться на износ шпилек – несерьезно».
Точно так же обстоит дело и с пресловутой вибрацией. Комиссия обвиняла сотрудников станции в том, что они не замечали сильнейшей вибрации, исходящее от гидроагрегата №2. Этот тезис повторила даже Парламентская комиссия. Хотя как могли депутаты, сидящие в Москве и не являющиеся специалистами в области гидроэнергетики, эту самую вибрацию услышать, остается загадкой.»
Как видим, «Нас этот вопрос очень волнует, так как на самом деле не ясен сценарий произошедшего… какие силы вытолкнули машину из кратера турбин». Но, тем не менее, «силы» способные посадить на скамью подсудимых нашлись. Эти же самые силы действовали и в истории со сбитым украинской ракетой ТУ-154 над Чёрным морем и, без сомнения, будут продолжать  действовать, потому что в этом мире истина стоит на втором месте после интересов, как видим, даже в науке. И в связи с этим предложу слова из присланного мне письма в Гостевую книгу (Главная страница сайта: bzikov.ru) от бывшего главного инженера Зейской ГЭС: «Уважаемый, Владимир Петрович! Здравствуйте. Мне 69 лет и практически все свои рабочии годы я связал тоже с электрикой. Из всей огромной массы информации о трагедии на СШГЭС я выделил бы только Ваше мнение и мнение Ю. Лобановского. Вы правы: при обрыве болта в конструкции останется часть болта, разорванная по нитке резьбы. Видимо, согласно каким-то законам, разрыв происходит в конструкции, а не в крышке. Посмотрите на фото и вы увидете свою правоту. Один только Ю. Лобановский в своих расчетах доказал, что вращяющийся гидроагрегат с огромным весом не взлетал на 14-20 метров и не разбивал крышу машзала. Он вылетел со своего места не вверх, как во всех документах говорится, а под углом к вертикали и уперся в опору и как фреза обработал ее. Представьте себе, если бы ГА поднялся 20 метров, то при падении он бы проломил все полы машзала и упал в Енисей. В своем заключении вы правы в том, что тех сил воды недостаточно для отрыва ГА. Тут и вся заковырка. Выводы комиссии сплошная ложь…  В ноябре месяце 1995 года в составе группы специалистов от Зейской ГЭС мне удалось присутствовать на совещании Минэнерго, которое проходило на Красноярской ГЭС.Тема этого совещания актуальна и по сей день: “Защита энергетических объектов от природных катаклизмов”. Мне удалось уговорить ведущего совещание, чтобы он дал мне слово для выступления. Я рассказывал почтенной публике, как в настоящее время происходят такие катаклизмы, но в конце моего выступления я услышал сильный взрыв негодующих выкриков. Ведь в зале были академики и доктора наук от сейсмологии и других наук. Им было обидно за то, что подрываются устои их, так филигранно выстроенных, наук…»
Поэтому легче обвинить, даже посадить кого-то, чем позволить признать что-то научно необъяснимое, а, значит, подрывающее «устои их, так филигранно выстроенных, наук». Именно по этой причине скрывалась правда про украинскую ракету, сбившую ТУ-154 над Чёрным морем 4 октября 2001 года. Потому что интересы науки, как видим, выше самой истины, которой она должна была бы в первую очередь служить. Сами же интересы выходят за пределы науки….


http://industry-resources.in-global.net/index.php?id=63&mode=2
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика Счетчик тИЦ и PR