Ужасный и непредсказуемый (любопытные похождения рыцаря-крестоносца).

0_eab54_77d15a04_XLХудожественная литература подарила миру Донкихота – «рыцаря печального образа» — мечтателя, считавшего, что долг рыцаря – помогать попавшим в беду. Но в отличие от художественного творчества реалии жизни чаще достигают успехов при сотворении образов зла, необыкновенно преуспевая при этом. Один из примеров такого «творения» даже невозможно придумать – это ужасный образ рыцаря-авантюриста по имени Рейнальд (Рено)Шатильонский, который был еще известен как Реджинальт Керакский. Он жил в эпоху Крестовых походов и стяжал славу рискованными выходками и безграничной жестокостью. Сарацины прозвали его шайтаном за ту ненависть и страх, которые он у них вызывал, превзойдя в этом остальных христианских воинов во главе с королем Англии знаменитым Ричардом Львиное Сердце. Облюбовав заиорданскую неприступную крепость Кераке, Рено грабил мусульманские караваны, убивал ради удовольствия, захватывал заложников и держал их в мрачных подземельях до получения выкупа. При этом Рейнальдом руководило настроение, поскольку никакой власти он не признавал. Поэтому, отстаивая интересы христиан в Святой земле, он мог выступить то в роли объединяющей силы, то превращался в разлагающего ряды  крестоносцев элемента.

В 1147 г., вместе с французским королем Людовиком VII Рейнальд Шатильонский во время Второго крестового похода прибыл в Палестину. Надеясь основать свое государство, он не последовал вслед за вернувшимися домой французами. Отказом возвращения на родину послужило то, что, являясь младшим сыном владельца небольшого поместья Шатийон-сюр-Луэн, Рейнальд мог рассчитывать лишь на небольшой участок земли от богатого феодала, на службе у которого состояло его семейство. Но на захваченной крестоносцами в 1099 г. Святой земле у Рено появился прекрасный шанс для реализации безусловных талантов – безжалостного военачальника и отважного доблестного воина. Для начала Рейнальд стал служить иерусалимскому королю Балдуину III. Затем в 1153 г. стал мужем принцессы Констанции, приданным у которой было Антиохийское княжество. Но, несмотря на то, что нищий воин так высоко взлетел, эти достижения его не успокоили. У антиохийцев Рено не оказался популярен, поскольку они видели в нем безродного выскочку, поэтому он решил прославиться в сражениях с неверными. Но на роль рыцаря без страха и упрека Рено не подходил, поскольку был безжалостным убийцей, плебеем по натуре и манерам он не всегда отличал друзей от врагов и мог попутать христиан с мусульманами. Совершив нападение на византийский остров Кипр в 1156 г., руководимое им войско устроило православным такую резню, что, по отзывам современников, «ему могли позавидовать гунны и монголы». По его приказу изнасиловали всех женщин, включая монахинь, а священникам отрезали носы и уши. Усердие в грабежах его воинов дошло до того, что, по словам современников, невозможно было выкупить хотя бы одного человека, поскольку исчезли все деньги. Отсутствие денег расстроило Рейнальда, поскольку он рассчитывал заломить хорошую цену за знатных пленников. Но в связи с приближением византийского флота Рено был вынужден отпустить пленников на волю и с триумфом убраться в Антиохию.

Угоняя скот из христианской Армении в 1160 г., Рейнальд попадает в засаду, которую устроил мусульманский правитель из сирийского города Алеппо и в результате Рено угодил в заточение на 16 лет. С выкупом своего князя антиохийцы не спешили и, будучи практически забытым, в 1176 г. получил свободу, после заключения перемирия между христианами и мусульманами. Похищенные заточением годы Рейнальд возгорел желанием наверстать. И для начала решил рассчитаться с неверными, предводитель которых египетский султан Салах-ад-Дин (Саладин) быстро пожалел о помиловании заложника. После вступления в  1147г. на Сятую землю, оставшись без семьи  и дома, Рейнальд вынужден был начинать все с нуля. Но, тем не менее, Рено сумел очаровать богатую вдову Стефанию де Мийи спустя несколько месяцев после освобождения. Благодаря этому союзу Рейнальд стал владельцем значительной части Южной Иордании, в которую входили крепости Монреаль-де-Шобак и Керак. Из них Керак во всем Иерусалимском королевстве представляла из себя самую мощную и мрачную твердыню. Опираясь на такие мощные опорные пункты, Рейнальд имел возможность почти беспрепятственно нападать на следовавшие из Египта в Сирию и обратно мусульманские караваны. Саладдин не мог и предполагать  что, согласившись на освобождение этого неугомонного рыцаря, он открыл ящик Пандоры, одновременно неосознанно посеял семена полной победы мусульман в священной войне с крестоносцами. Таким образом, безрассудные деяния Рейнальда проложили дорогу на Святую землю победоносному возвращению ислама.

Самой бесчеловечной антимусульманской военной операцией была экспедиция по Красному морю, которую предпринял Рейнальд в 1182г. Дойдя до предела кощунства, Рено задумал в Медине выкрасть из гробницы тело самого пророка Мухаммеда и поместить его в своем замке Кераке. По безрассудному замыслу, все желающие поклониться священной реликвии мусульмане могут получить такую возможность только после уплаты назначенной суммы её новому хозяину.

Пиратский рейд готовился два года. На Средиземном море в Аскалоне (территория нынешнего Израиля) построили суда, после чего частями на верблюдах доставлялись через пустыню в Акабу (территория нынешней Иордании) на побережье Красного моря. Судя по всему, мусульманская разведка полагала, что Рейнальд планирует грабить купеческие корабли на торговых путях между Египтом и Аравией. Это конечно могло тревожить, но было совершенно не сопоставимо с задуманным Рено немыслимым святотатством. Похищение тела пророка  явилось бы величайшей трагедией для всего Ислама за всю его историю!

Единственный мусульманский порт Эйлат был расположен недалеко от Акабы, поэтому для обеспечения безопасности тылов, Рейнальд решил вначале захватить его, после чего в плавание можно было отправляться без опаски. Для маскировки все пять кораблей его эскадры были выкрашены в черный цвет. Разумеется, команду составляли не крестоносцы, а простые средиземноморские пираты. Используя местных лоцманов, разоряя по пути приморские городки, среди которых важный нумибийский порт Айзаб, Рейнальд приступил к реализации задуманного безумия. Мусульманский мир охватила паника, поскольку грабителям попадалось все больше купеческих судов. Противостоять этим судам было некому, поскольку в Красном море христианские корабли никогда не появлялись. Опустошив северо-восточное побережье Африки, флот Рейнальда взял курс к берегам Аравии, испепелив там десятки мелких поселков, подошел к Рабигу – морским воротам Медины. Высадившись на сушу, сатанинское войско пересело на отбитых у арабов коней и направилось к священному для мусульман городу. По пути им попался богатый караван, захватив который расправились с сопровождавшими его купцами.

Уловив слабое место мусульман, Рейнальд со своими партнерами в полной мере стали использовать потрясенное состояние местных жителей,  оказавшихся по этой причине  неспособными к сопротивлению. Сам факт появления в то время  христианских воинов на Красном море не выглядел реальностью, поэтому эту тему мусульманские правители, никогда не обсуждали. Проживавшие в тех местах арабы никогда не сталкивались с христианскими разбойниками, поэтому их поразила варварская жестокость пришельцев, но более всего  повергала в ужас мысль об угрозе их главной святыне. Воевавший в то время на севере Сирии султан Саладин, узнав обо все этом, был просто ошеломлен! Он находился вдалеке, поэтому мог лишь возлагать надежды на своего брата бывшего наместником в Египте, который сможет найти силы и возможность дать отпор безумцам.

До того момента пираты не представляли угрозы для жителей Аравийского полуострова, поэтому никаких военных кораблей на Красном море мусульмане не держали. Но, тем не менее, аль-Адиль не растерялся и предпринял энергичные действия. Волоком по суше из Средиземного моря, приложив неимоверные усилия, были переброшены суда в Красное море. На это потрачено было шесть недель, которые позволили банде Рейнальда продолжать беспрепятственно убивать, грабить и жечь. Прибывший египетский флот под командованием Лулу, положил конец этой вакханалии. Но самому Рейнальду удалось избежать яростной мести мусульман, поскольку к тому времени, для подготовки встречи мощей пророка Мухаммеда, он возвращался в замок Керак. Прежде всего, Лулу приказал сжечь  корабли разбойников, а потом направил свой отряд на их преследование, которые, тем временем, бросились удирать сушей. Египетский флотоводец, по рассказам, подбирал проводников из местных бедуинов-кочевников, подъехав к шатрам которых на конце копья предлагал мешок серебра. В итоге вся банда в 170 пиратов, за обещанную пощаду, сдалась аль-Адилю. Может быть, аль-Адиль и сдержал бы свое слово, но не в той накалившейся обстановке, от которой закипел весь мусульманский мир. Находившийся за тысячи верст от места происходящих событий Саладин, пребывал в отчаянии от того, что не мог принять участия в оказании отпора неверным, поэтому не мог даже слышать о каком-то милосердии. Поэтому всех пленников Саладин приказал казнить – кого в Мекке, Медине или Каире. При этом султан подчеркнул, что не месть руководила им, а то, что эти негодяи, используя неожиданность, подло воспользовались беззащитностью мусульманской обороны, намереваясь осквернить гробницу посланника Аллаха.

Таким образом, этот чудовищный замысел, как и многие другие планы Рейнальда, провалился. По мнению христианских правителей Палестины, была совершена непростительная ошибка, которую совершил Рейнальд своей красноморской экспедицией. Своими безрассудными действиями Рено серьезно разгневал могущественного Саладина, который до этого момента воевал только со своими мусульманскими соперниками, и иных планов у него не было. Разгневанный султан поклялся собственноручно расправиться с Рейнальдом  Керакским и каждый день вспоминал о смертельном оскорблении, нанесенном всему Исламу и продолжал это напоминать на протяжении последующих пяти лет.

Сложившаяся конфликтная ситуация заставила крестоносцев вести себя тише, подталкивала к демонстрации добрососедских намерений. Но такая продиктованная логикой событий система поведения была очевидна для  всех, но совершенно неведома для абсолютно непредсказуемого мозга Рено. Спрятавшись за неприступными стенами Кераке, Рейнальд продолжил привычное занятие – грабеж мусульманских караванов до тех пор, пока в ноябре 1183 г к стенам Кераке не прибыла огромная армия султана и занялась осадой. Но прибытие к стенам Кераке столь незваных «гостей» ничуть не смутило Рейнальда, и он даже не стал прерывать проводимую там пышную свадьбу, на которой  женил своего пасынка Онфруа Торонского на сводной сестре иерусалимского короля Балдуина IV Изабелле, поэтому вражеская осада в сравнении с этим событием была мелочью.  И в то время как стены крепости тряслись от града камней, выпускаемых катапультами Саладина,  её хозяин щедро угощал рекою вина и всевозможными кушаньями, всячески развлекая беседами приглашенных. И если в шум веселья вторгались крики сражавшихся, а стоны раненых становились слишком громкими, то Рено приказывал музыкантам играть веселее и пускался в танцы. Свидетель той эпохи даже поведал такую сентиментальную историю о великодушии Саладина к новобрачным. Якобы, Стефания де Мийи – мать жениха сама выбрала со стола и послала в подарок султану лучшие яства. Получив дары, султан уточнил у посыльного, в какой из башен крепости находится опочивальня для молодых и, чтобы не испортить наслаждение новобрачным, запретил её обстрел.

Помимо всего прочего, Рейнальд тоже время не терял и с помощью сигнальных огней подал сообщение о случившейся беде в столицу крестоносцев Иерусалим, что заставило короля Балдуина IV отправить войска на выручку бесшабашного родственника. Осада была снята через несколько дней после известия о приближении отрядов крестоносцев. На следующий год Саладин повторил осаду Кераке, но иерусалимская армия вновь заставила мусульман отступить. Любого здравомыслящего человека настойчивость султана в попытке захватить крепость заставила бы утихомириться, но только не Рейнальда, которому осторожность была вообще не свойственна. Решив захватить в заложницы сестру самого Саладина, в 1187 г. на Пасху Рейнальд предпринял свой самый безумный ход. Хорошо охраняемый караван с ней, пересекал юг Иордании. В то время между христианами и мусульманами действовало перемирие, которое, разумеется,  для Рейнальда никогда не существовало. После того как была перебита  охрана, все купцы были угнаны в Керак. Была ли среди заложников сестра Саладина остается вопросом, но в любом случае терпение султана после этого окончательно иссякло. За захваченных во время перемирия мирных купцов Рейнальд  требовал выкуп, но утративший всякие тормоза мозг Рено не смог уловить момент, когда деньги прекратили что-то решать, и только меч мог быть в качестве расплаты. Только полное изгнание неверных с Ближнего Востока давало гарантии мусульманам на мир и спокойствие. И Саладин вновь дал торжественную клятву собственноручно расправиться с Рейнальдом.

Саладин разгромил войска крестоносцев в 1187 г. и очистил от них Иерусалим и всю Святую землю, которая была у них в подчинении 92 года. В Хиттинском сражении за всю историю Крестовых походов была разгромлена крупнейшая армия крестоносцев. В плену оказались все знатные рыцари, в числе которых иерусалимский король Гвидо де Лузиньян и герой этой истории Рейнальд Шатильонский. Его привезли в шатер Саладина, где в присутствии короля Гвидо и других высокородных пленников предъявили обвинение в многочисленных клятвопреступлениях. На что дерзкий рыцарь невозмутимо и презрительно ответил: «Я делал лишь то, что делают все государи. Я шел проторенным путем». И, сохраняя прежний тон,  отреагировал в диалоге с Саладином: ««А что, господин Рено, если бы я был сейчас вашим пленником, а не вы моим, как бы вы тогда поступили со мной». Рено ответил со свойственной ему дерзостью: «Если бы вы были моим пленником, я бы отрубил вам голову».
Просьбы о пощаде Рейнальд Шатильонский не попросил. Исполняя данную клятву, одним взмахом меча Саладин покончил с «шайтаном», грозы мусульман, благодаря которому произошло падение Иерусалимского королевства и поставлена окончательная точка одному из самых бессмысленных и кровавых затей человечества – освобождения крестоносцами  Гроба  Господня в Иерусалиме, нужды в котором было абсолютно никакой. И весьма знаменательно, что в финале этой истории оказались похождения Рейнальда Шатильонского, одного из самых ярких представителей крестоносцев – рыцаря, по-настоящему, ужасного образа, который свою рыцарскую отвагу направил на служение целям весьма далеким от того, к чему призывал Иисус Христос. История крестоносцев, по сути, родила идею двойных стандартов, когда, прикрываясь идеями Христа, на деле преследовали совершенно другие, часто противоположные, цели. И этим «проторенным путем» современные политики часто пользуются до сих пор, прикрывая его (демократия, права человека, общечеловеческие ценности, толерантность и т. д.) только новыми названиями. Но стоит им напомнить о финале этого «пути» для рыцаря-крестоносца по имени Рейнальд Шатильонский.

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика Счетчик тИЦ и PR