В начале крестоносного пути

Своим появлением на свет крестоносцы обязаны воле папы Урбана II, призвавшему освободить от неверных Святую землю на Клермонском соборе во Франции в 1095 году. После этого под руководством не только военачальников, но и различных лидеров они направились в Палестину. Самым выдающимся духовным вождем среди них оказался Петр Пустынник (или Отшельник), а так же как Петр Амьенский или Маленький Петр, который родился под Амьеном Франция. Низкорослый и смуглый, всегда босой, в рубище, этот пожилой монах постоянно путешествовал все время  верхом на осле, при этом не ел ни хлеба, ни мяса – только рыбу. Несмотря на свой невзрачный вид, своими проповедями Петр способен был вдохновлять толпы людей. Он совершил паломничество в Иерусалим еще за несколько лет до исторической речи папы Урбана и теперь горел жаждой мести за неласковый прием там турками.
Ночное апрельское небо 1095 г. прорезали искры грандиозного звездного дождя, и это явление расценили на Западе как предвестник великих событий, а в результате оно сильно подействовало на верующих. Под предводительством Петра быстро образовалась внушительная армия, после того как по завершению Клермонтского собора, Петр разослал своих «апостолов», включая бедного рыцаря Вальтера по прозвищу Неимущий, во все концы Франции собирать добровольцев в поход. Основу этой армии составляли крестьяне, но были среди них и рыцари. Тысячи христиан того времени ожидали со дня на день Второго пришествия и Страшного суда. Разумеется, они надеялись на отпущение грехов, потому что, по словам папы, оно автоматически произойдет, благодаря участия в освобождении от мусульман Гроба Господня. Крестоносцы видели в Петре Пустыннике второго Моисея, призванного повести их от тягот повседневной жизни в землю обетованную, «текущую молоком и медом». Они осознавали о трудностях пути, до финала которого дойдут не все, но любые жертвы их не останавливали ради обещанного вечного спасения. Это были времена религиозного фанатизма и мистики. Никому даже в голову не приходило ставить под сомнения слова Петра, в которых он утверждал, что во сне Сам Спаситель поручил ему изгнание из Иерусалима безбожников.
Тысячи пилигримов на протяжении всего 1096 г. двигались на восток через Европу: часть из них двигалась в итальянские порты, рассчитывая на морской путь до Святой земли, другие  предпочли по суши до Константинополя, столицы Византийской империи и ворот Азии. При этом, словно никто не подозревал об одной серьезной проблеме. Главные силы крестоносцев – хорошо вооруженные отряды рыцарей и пехотинцев – находились во Франции и только готовились к выступлению. Без их участия, несмотря на весь свой фанатизм, крестьяне вместе с тысячами последователей Петра Пустынника, оказывались беззащитными против турецких воинов. Помимо прочего, византийский император Алексей Комнин, несмотря на просьбу о помощи у Запада в борьбе с мусульманами, рассчитывал увидеть на своей территории солдат, но не нищие толпы, размещать и снабжать которые всем необходимым он не имел, ни желания, ни возможности. Но на Петра это не действовало. Во главе 15 тыс. пилигримов-крестоносцев он направился из Франции в Германию и 12 апреля 1096г. прибыл в Кёльн. Там Петр, выступив со страстной речью, начал объезжать окрестные города, агитируя немецкую бедноту присоединиться к походу.
Но у «правой руки» Петра Вальтера Неимущего терпения не оказалось. Возглавив огромную толпу крестьян, 8 мая он пересек границу Венгрии и попросил у венгерского короля Кальмана Книжника еды и содействия. Получив помощь, крестоносцы двинулись к Белграду. Еда быстро закончилась, но урожай еще не был собран, поэтому армия Вальтера занялась опустошением крестьянских угодий, как саранча, а некоторые французы, отбросив стеснения, стали грабить венгерские дома и лавки. На первых порах, если хозяевам удавалось схватить грабителей, то их раздевали догола и в таком виде отправляли к Вальтеру. Но постепенно это дело дошло до настоящих сражений, в которых, убивая единоверцев-христиан, голодные и воинственные паломники, позорили нашитый на одежду крест.
Во главе с Петром – основная масса – около 20 тыс. мужчин, женщин и детей выступила из Кёльна 20 апреля. Они направились вверх по Рейну по тому  же маршруту, которым проследовал Вальтер, и вскоре добрались до Венгрии, где им не обрадовались. Первая серьезная стычка произошла в городке Зимонь, где ссора с продавцом обуви переросла в кровавую драку гостей и хозяев. В итоге крестоносцы Петра взяли, осадили город и взяли его штурмом, разорили дотла, убив при этом, до 4тыс венгров. Таким образом, пилигримы уже в самом начале похода превратились в орду оголтелых захватчиков, даже не успев добраться до мусульманских владений.
Дальнейшее продвижение крестоносцев по Европе превратилось в абсолютно бандитское нашествие: «освободители Гроба Господня» жгли и грабили города, убивали мирное христианское население. Особо досталось от Петрова воинства евреям, за приверженность которых к иудаизму, в городах Европы им была учинена массовая резня. Убивая и разрушая, пилигримы дошли до Белграда. После сожжения и разорения этого города, они пересекли границы Византийской империи. Сам же Петр, творимый на этом пути ад, словно не замечал, продолжая мирно трусить верхом на осле в Иерусалим, и даже не пытался хоть как-то угомонить своих последователей.
Под стенами Софии Петра встретили посланники императора Алексея с четкими указаниями, чтобы тот со своим войском двигался к Босфору. Продовольственные нужды крестоносцев византийцы обеспечили на весь путь их следования, дабы  уберечь страну от опустошения. Петр со своим войском прибыл в Константинополь 1 августа 1096 г., где его приняли на высочайшем уровне. Но, ни сам Петр, ни его ополченцы на императора не произвели впечатления. Император Алексей уже имел опыт войны с турками, поэтому для него было предельно ясно, что турки без труда расправятся с этой толпой нищих. Тем не менее, Алексей распорядился как можно быстрее переправить это горе-войско в Азию, поскольку союзники с запада слишком буйно вели себя в столице. Европейских крестьян потрясло богатство Константинополя, но это не остановило их продолжать воровать, грабить, устраивать уличные драки. Французские и немецкие крестьяне нападали на роскошные дворцы, умудрялись даже срывать свинцовые листы с церковных крыш – чтобы тут же продать их местным перекупщикам. Разумеется, такая обстановка способствовать дружбе местным православным с пришлыми католиками никак не могла.
Силы Петра Пустынника и Вальтера Неимущего в Константинополе соединились, и переправа через Босфор произошла 6 августа. Крестоносцы и в Малой Азии продолжили прежнее – грабить дома и церкви, убивать мирное население и угонять скот, не думая о том, что теперь они находятся на подконтрольной туркам территории. Алексей подсказывал Петру, чтобы его войско не углублялось на территорию турок, до прибытия, двигавшегося из Франции рыцарского войска, но на это у крестьян не хватало терпения и им поскорее хотелось добраться до Святой земли. Словно пьяные, они нисколько не боялись мусульман, а тем более местных христиан-греков. Тем не менее, судя по всему, Петр понял, что оставаться с потерявшей контроль вольницей опасно, и он решил вернуться в Константинополь, чтобы встретить там папского представителя епископа Ле-Пюи и ведомых им рыцарей.
Далекие от военных премудростей крестьяне легко угодили в подготовленную турками ловушку. Французский рыцарь Жоффруа  Бюрель, слегка оттеснивший от командования армией Петра, узнав о приближении неверных, приказал смело двигаться навстречу врага. Утром 21 октября около 20 тыс. крестоносцев, наконец, встретились с турками, но не так, как им хотелось. Они оказались в узком ущелье, где их окружили, атаковали со всех сторон и почти полностью перебили. Аналогичная  участь произошла с оставшимися в христианском лагере священниками, стариками, женщинами и детьми. Как свидетельствуют современники, землю под Никеей (ныне Изник в Турции) на целые километры усеяли трупы христиан. В числе погибших оказался и Вальтер Неимущий. Но Петра Пустынника и императора Алексея разгром не удивил. Унёсший десятки тысяч жизней поход бедноты, безусловно, был трагической ошибкой, которая показала христианам, что для освобождения Святой земли от мусульман будет недостаточно, если в военном деле опираться только на религиозный фанатизм. Но более всего эта история продемонстрировала истинную природу западного христианства, которое, прикрываясь нашитым на одежду крестом, ставило основной целью грабежи и разбой для низших слоев и распространения власти для верхушки, для которой строки из священных писаний оказались в последней очереди. Но внешне именно разногласие в трактовке строк из писаний стало главной причиной отделения Западной церкви. Как показывает эта история, православные византийцы не примкнули к этому походу, хотя немало приходилось обороняться от турок. Потому что разногласие у них с католиками не столько в теории познания наследия Христа, а в практике их применения, которая не позволяет временные выгоды менять на вечные принципы, заложенные в этом наследии. Именно, идя по пути временных выгод, сделали свой выбор католики в самом начале своего маршрута. Но, как показывает история, такой путь конечен. Священные писания предлагают дорогу к  Вечному.
Очень ярко это символизирует мирно едущий на осле Петр Пустынник, равнодушно взирающий на грабежи и убийства своих последователей. Для него главное, чтобы эта толпа слушалась его и была им довольна, потому что это и есть главная цель его ораторских дарований. Видимо, поэтому не загорается Благодатный Огонь  при чтении молитв католическим священником у Гроба Господня на Пасху в Иерусалиме, что католицизм в 1054 г. отпочковался ради земных целей, как это наглядно отразил своим поведением Петр Пустынник, стоявший в самом начале организации крестовых походов. На то она и Вечность, чтобы отвергать временное, что видно на примере нынешнего Ватикана, который все больше теряет влияние в наши дни.




Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика Счетчик тИЦ и PR